Сайт для взрослых

Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь!

Ниже — оранжевый квадратик RSS-ленты. Кликните на него и подпишитесь на новости «Слова». Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта.

RSS


Страницы сайта

В помощь тем, кто испытывает трудности с поиском того или иного материала на сайте: календарь - функциональный элемент сайта. Кликом на активную дату можно посмотреть анонсы всех записей за этот день.

Записи по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Свежие комментарии

 

 

Афоризмы

  • Красиво жить не запретишь. Но помешать можно.

    Михаил Жванецкий

Гиперболоиды и гиперболы

Долгое время я сознательно не писал ничего, касающегося Саакашвили. Мне самому просто недоставало информации, материалам, которые мог перепечатать, недоставало убедительности и авторитетности их авторам. Совсем немного я писал и о Порошенко – уже по другой причине – понимая, какого масштаба груз и в каких условиях он тащит. Однако, Виталий Портников для меня – авторитет. И полагаю, информацией он владеет. Поэтому публикую, хотя пару своих ремарок ниже сделаю. А всему посту даю своё название – «Гиперболоиды и гиперболы» – во-первых, потому что и у Портникова гиперболоид не один, и, полагаю, некоторую гиперболу в общей оценке он всё же допустил.


Гиперболоид президента Порошенко

Виталий Портников, журналист

Гиперболоиды и гиперболы

Виталий Портников

Вокруг Саакашвили уже прохаживаются новые игроки – и это не сулит ничего хорошего Украине. Колонка Виталия Портникова

Вчерашняя история с прорывом границы поклонниками бывшего грузинского президента Михаила Саакашвили – всего лишь очередная глава в романе об украинском политике, который был так недоволен объемом своих полномочий и возможностей на момент избрания главой государства, что решил пригласить в страну гиперболоид, эффективное устройство, способное устранить со сцены его сторонников, попутчиков и соратников.

Петр Порошенко был избран главой государства в крайне неблагоприятных для страны, но в крайне благоприятных для себя условиях. Он стал президентом в первом туре – успех, которого до него добивался лишь Леонид Кравчук за 23 года до этого. Его – политика без партии и очевидной политической платформы – поддержали не только собственные немногочисленные друзья из мира бизнеса, но и недавние соратники Юлии Тимошенко, пытавшиеся даже уговорить своего честолюбивого лидера не баллотироваться на пост главы государства. На стороне Порошенко был и неожиданно сложившийся олигархический консенсус – от Ахметова до Фирташа и Коломойского. У него была беспрецедентная международная поддержка – просто потому, что Западу был срочно необходим новый легитимный глава украинского государства, вместе с которым можно было бы попробовать урезонить разбушевавшегося Путина.

Всего этого Порошенко показалось мало. Сформировавшийся в условиях кучмовской системы, работавший во власти и при Ющенко, и при Януковиче, новый президент был уверен, что баланс интересов – худшее, что можно вообразить на президентском посту. Из трех моделей, которые он знал назубок – непререкаемый президент-арбитр Кучма, с трудом отбивающийся от оппонентов Ющенко, задавивший всех и вся Янукович – модель классической олигархической республики эпохи Кучмы могла казаться ему идеальной. Вопрос, впрочем, состоял в том, как добиться возвращения в политическое прошлое после Майдана.

И новый президент изобрел гиперболоид. Устройство само явилось ему в виде бывшего соученика по престижному советскому вузу и бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили.

На момент приглашения в Украину Саакашвили был уже не политической, а исторической фигурой. Его планы по превращению Грузии из президентской в парламентскую республику завершились только относительным успехом – парламентская республика появилась, только вот сам Саакашвили не только не смог играть никакой роли в этой новой модели, но вынужден был бежать из собственной страны, оставив соратников в судах и тюрьмах. Причем погубило президента Грузии его же собственное изобретение – гиперболоид.

Первая услуга, которую бывший президент оказал своему сокашнику, был подрыв влияния олигарха Игоря Коломойского  

Украинское – как, впрочем, и западное представление о правлении Саакашвили базируется на блестяще проведенной в годы его президентства пропагандистской кампании, которая – как это обычно бывает с любой пропагандой – демонстрировала наблюдателю отнюдь не всю правду. Скрываемая часть правды состояла в том, что важную роль в функционировании нового государства Саакашвили играли не только западные вливания и инвестиции, но и олигархические деньги – вначале вполне по-робингудовски отнимаемые в обмен на свободу или даже жизнь (которую, впрочем, удалось сохранить не всем), а затем добровольно жертвуемые в обмен на власть и влияние. В конце концов, главным спонсором власти стал российский миллиардер Бидзина Иванишвили, после свержения президента Эдуарда Шеварднадзе перебравшийся из России в Грузию. Именно на период усиления влияния Иванишвили приходится и период полной монополизации власти самим Саакашвили, который получил возможность избавиться и от противников, и от соратников, и от других толстосумов и даже не очень задумываться о последствиях игнорирования американских пожеланий.

Грузинский президент не учел только одного – что гиперболоидам не нужны создатели. Осторожный, коварный, терпеливый Иванишвили быстро понял, что сможет править Грузией без этого капризного самовлюбленного непредсказуемого жестокого ребенка, озабоченного лишь собственным отражением в зеркале. Гиперболоид решил избавиться от монарха. И у него это получилось. Напрасно теперь Саакашвили кричал о «российском олигархе» и «заговоре Путина». Жители нищей, все еще живущей по советским патерналистским правилам страны, поняли, что могут проголосовать за спонсора без посредников. И они избрали гиперболоид. Предполагаемый преемник Саакашвили Вано Мерабишвили оказался в тюрьме, сам бывший президент — в изгнании и под следствием. Все было кончено — и навсегда. Что стали бы вы делать на месте еще не старого, амбициозного до умопомрачения человека, превратившегося в изгнанника, в страничку из учебника, в разыскиваемого преступника?

Саакашвили был готов поработать гиперболоидом. Мы точно не знаем, что именно обещал ему за это Порошенко — аппетит, как известно, приходит во время еды. Первая услуга, которую бывший президент оказал своему сокашнику, был подрыв влияния олигарха Игоря Коломойского, организовавшего защиту востока страны и приобретшего в результате вес удельного князя. Одесская область была для Коломойского почетным призом — и именно с помощью даже не самого Саакашвили, а мифа о реформаторе Саакашвили, Порошенко у него этот приз отобрал. Гражданам, разумеется, рассказывали о полигоне реформ, об ограничении влияния олигархов, о чем угодно, только не об усилении президентских позиций во власти. Впрочем, если бы на этом все и закончилось, если бы Порошенко стремился сохранить баланс во власти, а Саакашвили сосредоточился бы на «полигоне», никакой катастрофы не произошло бы. Но разве могли угомониться два таких честолюбца — президент и его гиперболоид!

Следующая цель Порошенко была вполне классической целью любого украинского президента — контроль над правительством  

Следующая цель Порошенко была вполне классической целью любого украинского президента — контроль над правительством. Главу государства не устраивала необходимость постоянно находить компромисс с премьером Арсением Яценюком и его партией. Но подорвать репутацию Яценюка было куда сложнее, чем репутацию Коломойского, который со свойственной ему бесшабашностью сам вламывался в расставленные капканы. И тут вновь пригодился гиперболоид. В компании привезенных из Грузии и приобретенных в Украине одаренных пропагандистов Саакашвили разъезжает по стране, проводит антикоррупционные форумы, обличает Яценюка, рвет и мечет, старательно обходя самого президента и ближайшее окружение Порошенко. И добивается результата.

Тут мы подходим к самому интересному — о том, на что рассчитывал Саакашвили в качестве сатисфакции за свою работу. На момент начала борьбы с Яценюком уже не только Саакашвили утратил всякую связь с реальностью, но и Порошенко начал ее терять. Вполне возможно, что когда Саакашвили задумывался о том, что сможет стать новым «премьером-реформатором», он примерял на Украину грузинскую (или, если уж быть честным до конца, российскую путинскую) модель — после «революции роз» его маленькая популистская партия поглотила респектабельную оппозицию власти Шеварднадзе, а новое объединение послушно выполняло президентские распоряжения вплоть до появления на политической сцене Иванишвили. Вполне возможно, что и сам Порошенко мог считать, что после компрометации Яценюка его партия сплотится под президентскими знаменами, потому что ее депутатам некуда будет деться. А, может быть, президент Украины просто решил, что морковка в виде обещания премьерства, которую будет видеть перед собой бывший президент Грузии, заставит его действовать не на страх, а на совесть.

Как бы то ни было, а отставка Яценюка вовлекла Порошенко в круг куда более сложных и противоречивых договоренностей и попыток построить баланс. Вместо одного премьера, способного контролировать хотя бы собственную фракцию, ему пришлось маневрировать между все более убеждающимся в собственной самодостаточности Гройсманом, насмешливым Аваковым, осторожничающим Турчиновым, набирающим силу Луценко — и оскорбленный Яценюк тоже никуда не делся. Прибавим к этому эрозию олигархического баланса — когда Коломойский или Ахметов решили выстраивать собственные контакты с разными игроками — и поймем, что Порошенко в этой новой ситуации было уже точно не до красивой машинки с истребляющим лучом. Он не учел, что гиперболоиды бывают живыми и способными затаить обиду.

Саакашвили действительно не мог понять, что же произошло, почему его обманули. Имеющий опыт политической деятельности в условиях эрозии, строительства и деградации авторитарных режимов в бедной маленькой стране, он так и не понял логики украинской политики, не увидел, что выкрик «всех посажу!» здесь подходит для люмпенизированного митинга, но не для достижения реальной власти. Он был уверен, что Порошенко его просто обманул, договорился с теми, против кого и заставил его действовать — какое чудовищное предательство!

Конфликт между двумя бывшими друзьями стал с этого момента лишь делом времени. Саакашвили обратился в Иванишвили, гиперболоид был готов действовать против своего создателя. Единственное, что отложило этот конфликт на время — так это все то же переселение бывшего грузинского президента в потусторонний мир. Он поверил — и заставил поверить многих в Украине — что сможет победить на парламентских выборах в Грузии и вернуться домой на белом коне. И для Порошенко, и для Саакашвили это было бы наилучшим выходом — бывший президент Грузии получил бы сатисфакцию и занялся бы политикой там, где он это умеет, а президент Украины избавился бы от гиперболоида и получил бы партнера в дружественной стране. Проблема, однако, была в том, что реванш Саакашвили существовал только в фантазиях самого бывшего президента — и больше нигде. И когда Саакашвили, уже готовившийся к возвращению на турецко-грузинской границе, убедился в этом, у него просто не осталось никакого другого выхода, как требовать причитающееся в другом месте.

И гиперболоид развернулся. Все то, что мы наблюдали после этого разворота — лишь борьба ожесточившихся самолюбий. В представлении Порошенко Саакашвили — не желающий помнить добро авантюрист. Он, Порошенко, предоставил ему новый шанс, отряхнул с него пыль, заставил собственных граждан поверить в его несуществующие способности. И что делает этот проходимец вместо того, чтобы работать в президентской команде? Подрывает президентскую власть, бьет по репутации Порошенко, договаривается с врагами и конкурентами главы государства — какая чудовищная неблагодарность!

В представлении Саакашвили Порошенко — не желающий помнить добро авантюрист. Он, Саакашвили, предоставил ему шанс стать настоящим президентом, таким, каким был он сам, непререкаемый, не обращающий ни на кого внимания Миша. Избавил от Коломойского, от Яценюка, помог бы избавиться и от остальных, заставил граждан поверить, что президент чуть ли не главный борец с коррупцией. И что делает Порошенко, вместо того, чтобы вознаградить Саакашвили хотя бы премьерским портфелем? Договаривается с теми, от кого Саакашвили его избавил, общается о нем с его бывшим гиперболоидом Иванишвили — какая чудовищная неблагодарность!

Беда только в том, что последствия этой семейной ссоры сказываются на перспективах большой страны. Вначале амбиции честолюбцев помогли извалять в грязи доверие граждан к реформаторам, которым пришлось начать изменения в стране в условиях разрухи, войны и деградации государственных институций. Затем под вопросом — в который раз — оказался авторитет самой президентской институции. Потом украинское гражданство — которое уж точно священнее премьерского портфеля — стало выглядеть результатом политических торгов. Теперь вытирают ноги о государственную границу Украины. И это еще не конец. Вокруг гиперболоида уже прохаживаются новые игроки, пытающиеся понять, где у него кнопка. Вот и Коломойский, которого еще вчера Саакашвили обещал посадить, общается с ним в своей швейцарской истоме. Вот и Тимошенко подтянулась. Давайте, Юлия Владимировна, валяйте, жмите — чего уж там!

В представлении Саакашвили Порошенко — не желающий помнить добро авантюрист  

Я не собираюсь с какими-либо призывами обращаться к Михаилу Саакашвили — просто потому, что изначально считаю его не украинским, а грузинским политиком и уверен, что его место в учебнике истории Грузии, а не на политической сцене Украины. И еще потому, что знаю — через броню детского честолюбия и подросткового властолюбия этого человека не пробьется никто и ничто. Если человек не повзрослел до 50 лет, он не станет взрослым никогда. Не умею разговаривать о политике с детьми.

Но я все же хочу обратиться к Петру Порошенко — не потому, что его честолюбие меньше, а потому, что он президент моей страны и потому что он все же взрослый человек. Весь этот позор, который мы сейчас видим, Петр Алексеевич — результат прежде всего вашей деятельности, вашей неготовности учитывать свои и чужие ошибки, вашего восприятия власти как системы личного контроля за всем. В украинских условиях такое восприятие может привести только к очередному краху — и вашему личному краху, и к краху государства.

Хватит связываться с проходимцами, господин президент. Хватит думать, как в еще большей степени усилить свой контроль.

Пора подумать о стране.

Источник – «Лига Новости»


Вторая ремарка

Первая моя ремарка – техническая. Если автором «гиперболоида» был Саакашвили, то на долю Порошенко остался только ремейк, так что в авторы я бы его не записывал.

Вторая ремарка серьёзнее. И это – та самая гипербола Портникова, о которой я заявил своим заголовком. Она – насчёт «Всего этого Порошенко показалось мало».

Ну, во-первых, ему не могло показаться ничего другого. Парламентская республика – более сложная для восприятия политическая система, подразумевающая реальное и безусловное разделение властей. А этот фундаментальный демократический принцип – сам по себе – уже «не для детского ума». И уж, конечно, он – не для ума людей, рождённых и выпестованных совдепией. А к их числу в равной степени принадлежат и путлер, и Порошенко, и Саакашвили. Теоретически они поболтать об этом могут, но как этот принцип функционирует на практике – им невдомёк. Хотя как раз сейчас США преподают всему миру наглядный урок именно на эту тему. Так что – в оправдание Порошенко: совковый менталитет, которым он пропитан насквозь, и это не его вина, не оставляет места ни для какой другой картины политического устройства страны. Ну, и добавьте к этому, опять же – «впитанное с молоком матери» – «закон – что дышло…» – полное отсутствие уважения к закону – как аспект всё того же менталитета. Вот и получите картину маслом.

Второе оправдание – он окружён политическими шакалами, менталитет каждого из которых насквозь пропитан ровно тем же. И исключений там нет, потому что все – из совка. Если Порошенко будет противостоять им исключительно в белых перчатках, его сожрут легко, непринужденно и быстро.

Третья оправдание – война. Тут и рассуждать нечего.

При прочих равных демократия всегда потерпит поражение в войне от диктатуры. Исключений быть не может (я подчёркиваю главное: при прочих равных). Хотя бы потому, что для принятия решения – любого решения – одним человеком – не требуется столько времени, сколько уходит на согласование «коллегиального решения». А время в войне зачастую – главный «системообразующий фактор». И даже – куда более важный, чем принятие правильного решения. Потому что промедление с выбором бывает хуже самого неудачного выбора.

Вообще-то это все понимают. Именно поэтому и существует в любом законодательстве юридическое понятие «военного положения», которое, хоть и на время, отдаёт всю полноту власти в руки главковерха.

А вот введи Порошенко это самое военное положение, заморозь он любые демократические образования – у него на время войны было бы столько власти, сколько и требуется. И уж точно бы мало не казалось. Но он-то этого не сделал. Возможно, это и есть его главная ошибка. Возможно.

Возвращаюсь к отправной точке: «Всего этого Порошенко показалось мало». Да, показалось. И ему с его менталитетом, не могло показаться иначе. Но это ещё и не всё.

Потому что всего этого и было мало!

 

 

Отправить ответ

2 Комментарий на "Гиперболоиды и гиперболы"

Notify of
avatar
Борис
Гость

Портникову оценка отлично! Как он это делает, так тонко, я не понимаю…

«Хотя как раз сейчас США преподают всему миру наглядный урок именно на эту тему» — при том, что США — президентская республика 🙂

wpDiscuz

ВНИМАНИЕ!


Изменения в структуре сайта: все привычные RSS-ленты вынесены из виджетов на отдельную страницу «Новости RSS». Кроме того, уменьшено на 5 количество выводимых на страницу анонсов публикаций и на 50 — количество «Свежего» в правой колонке.

Всё это позволило более чем втрое ускорить загрузку главной страницы.

Слово

Размер шрифта

Рубрики сайта

Свежее

ТИЦ и PR