Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

6

Страницы сайта

Иск против российских телеканалов

Вот очень надеюсь, что их поставят буквой «зю» и отимеют по самое небалуй. И обязательно — с широкой оглаской.


«Так врут, что дух захватывает». Иск против российских телеканалов

Иск против российских телеканалов
Дмитрий Киселев, Владимир Путин и Маргарита Симоньян

Марина Литвиненко, вдова убитого в 2006 году в Лондоне Александра Литвиненко, и его друг Александр Гольдфарб решили судиться с двумя российскими телеканалами – Первым каналом и RT.

18 июня адвокаты Литвиненко и Гольдфарба направили Константину Эрнсту и Маргарите Симоньян письма с требованием опровержения клеветы, прозвучавшей в их эфире.

В январе 2016 года в Великобритании был опубликован доклад об итогах публичного расследования убийства Александра Литвиненко. Автор доклада, председательствовавший на открытых слушаниях судья сэр Роберт Оуэн, назвал исполнителями убийства Литвиненко Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна, подчеркнув, что за ними стояло российское государство, однако российских телезрителей убеждают в том, что бывшего офицера ФСБ убили его друзья-политэмигранты.

«В марте и апреле в передачах, посвященных отравлению Сергея и Юлии Скрипаль, делу Литвиненко было уделено много времени с очевидной целью доказать, что российская власть не имеет отношения ни к тому, ни к другому отравлению. Среди прочего прозвучало ложное утверждение, что Литвиненко был отравлен Александром Гольдфарбом, якобы по заданию ЦРУ. Утверждалось также, что Марина дала ложные показания на слушаниях по делу Литвиненко в лондонском суде. Вся эта ложь прозвучала в эфире несмотря на то, что руководству телеканалов было прекрасно известно, что убийцами Литвиненко являются Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун, как было установлено в судебном порядке в “Публичном дознании” в Лондоне в 2016 году.

Мы не слишком надеемся на опровержение и начали работу над исковым заявлением в Федеральный суд в Манхэттене. Предстоит непростая юридическая борьба. Первая поправка к Конституции США предоставляет СМИ серьезные механизмы защиты от обвинений в клевете. Нам предстоит доказать, что ответчики не просто озвучили ложь, но что ложь была злонамеренной, т. е. передавая ее, они знали, что лгут. Мы считаем, что это доказуемо. Но наши оппоненты безусловно будут настаивать на своей добросовестности, как ни абсурдно, что гарантии свободы слова будут использованы для прикрытия убийства, совершенного режимом, уничтожившим свободу слова в собственной стране. Много говорится о том, что Россия пытается подорвать западные демократии с помощью пропаганды и фейковых новостей. Делается по этому поводу очень мало. На этот раз кремлевским мастерам дезинформации, выдающим себя за журналистов, придется отвечать за вранье», говорится в письме.

Истцы начали кампанию краудфандинга, чтобы покрыть хотя бы часть расходов, и просят общественность о поддержке.

Александр Гольдфарб рассказал Радио Свобода об этом иске и о том, что он думает о выдвигаемых против Кремля обвинениях в организации покушений на противников режима.

– Это далеко не первый случай, когда телезрителей обманывают о деле Литвиненко. За все эти годы, прошедшие после его смерти, постоянно искажают факты, дают слово тем, кого подозревают в этом преступлении британские власти, не представляя контраргументов, обвиняют друзей Литвиненко, в первую очередь Березовского, теперь стали обвинять вас. Почему вы только сейчас решили подать в суд, что было последней каплей?

Они отвергают решение суда и заменяют его фальшивой историей

– Потому что раньше у нас не было особых аргументов. Все доказательства по этому делу были в общем засекречены, это была правда в глазах смотрящего: одни говорили одно, другие говорили другое, но улики были запечатаны. Сейчас разница в том, что произошли открытые слушания, судебное дознание. Суд в Лондоне установил юридический факт на основании неопровержимых улик, которые были наконец опубликованы и представлены общественности в зале суда. 30 дней шли открытые судебные заседания, судья установил вне всяких сомнений по уголовному стандарту доказуемости, что Сашу отравили Ковтун и Луговой – по всей видимости, по личному приказу Путина. И поэтому сейчас они не могут говорить, что они передают всего лишь одну из возможных версий. Они отвергают решение суда и заменяют его фальшивой историей.

предательство шекспировского масштаба
Марина Литвиненко и Александр Гольдфарб

– Здесь есть особый момент: они привлекли на свою сторону отца Александра Литвиненко, и он в студии братался с Луговым, обнимал его, обвинял вас. Это многих поразило. Как вы объясняете его поведение?

Это предательство шекспировского масштаба

– Вальтер Александрович Литвиненко шесть лет громче всех обвинял Путина, а потом покаялся и попросил, чтобы его пустили обратно в Москву. Его пустили, ему дали ведомственную квартиру, как он сам говорил в интервью, в обмен на это он теперь братается с убийцами своего сына. То есть это предательство шекспировского масштаба. Как говорят, бог ему судья. От того, что это говорит он, это не перестает быть неправдой. Он, например, намекает, что моя молодая жена умерла через месяц после Саши Литвиненко при странных обстоятельствах. И это вроде бы именно она сказала ему, что я отравил Сашу. На самом деле моя жена не такая уж и молодая, умерла через четыре года после Саши Литвиненко от рака. То есть уровень вранья, который здесь идет, совершенно немыслимый. В той же самой программе Андрей Луговой, названный английским судом убийцей Саши, говорит, что он думает, что я агент ЦРУ, потому что все 90-е годы при Ельцине мне якобы был запрещен въезд в Россию по соображениям национальной безопасности. Это он говорил в прямом эфире на голубом глазу. Хотя все в Москве знают, что 90-е годы я провел в Москве, работая в Фонде Сороса, занимаясь там поддержкой ученых. Даже был официально аккредитован при Правительстве Российской Федерации. Они так врут, что просто двух захватывает.

– Следует сказать о феномене российского телевидения. Это нечто новое в журналистике, когда откровенно таблоидная подача работает на авторитарное государство. Вы в своем письме указываете, что российские СМИ работают не только на внутренний рынок, но и для подрыва западных демократий. Что вы думаете об этом феномене: представляет ли он серьезную опасность или нужно к нему относиться как к чему-то комичному?

Россия потеряна для реальности всерьез и надолго

– Я думаю, что это отнюдь не комично. Во-первых, верить во всякую конспирологию, которую передают по телевизору, присуще всем. И даже у нас в Америке половина населения верит в небылицы, которые передают всякие каналы в ходе политических дебатов. Другое дело, что в России им никто не может противопоставить правду, и поэтому они, конечно, очень опасны. Россия в этом смысле, на мой взгляд, потеряна для реальности всерьез и надолго. То, что они пытаются эти методы перенести на промывание мозгов в западном мире в своих целях, всем стало ясно в последнее время. Например, в случае таких важных процессов, как выход Великобритании из Евросоюза, как поддержка разного рода маргинальных элементов в Америке во время последней предвыборной кампании, когда они смогли перевести маргинальный месседж из очень незначительного практически в мейнстрим и так далее. Против этого нет защиты, потому что свобода слова: кто что хочет, то и говорит. Судиться с ними сложно. Мы пытаемся это сделать, надеемся, что мы победим. Но в общем это серьезная проблема.

телезрителей убеждают
Андрей Луговой и Вальтер Литвиненко в ток-шоу Первого «Пусть говорят»

– Одна из главных тем ток-шоу российских телеканалов уже несколько месяцев – дело Скрипалей. Причем телезрителей убеждают и, наверное, многих убедили в том, что британская версия несостоятельна, следствие провалилось, обвинения России в причастности к этому преступлению абсурдны и не доказаны. То, что они говорили о вас, – это было в ток-шоу, посвященном делу Скрипалей. Что вы думаете о том, как идет следствие, и об этих аргументах, которые предъявляют российским телезрителям?

У меня есть все основания верить англичанам и не верить России

– В деле Скрипалей следствие еще идет, мы ничего не знаем. Как мы не знали 10 лет в деле Литвиненко, в чем, собственно, состоят конкретные улики против Лугового и Ковтуна. Здесь пока что непосредственных исполнителей никто не назвал, никого не определили. Поэтому британские утверждения, что Россия стоит за отравлением Скрипалей, основаны, во-первых, на орудии этого покушения, на нервнопаралитическом яде, который, безусловно, государственного происхождения, и на том, что они что-то еще знают, но не говорят. Может быть, скажут, когда закончится следствие. Опять же в случае Лугового и Ковтуна мы не знали конкретных улик, которые они оставили по всему Лондону с этим полонием, до того момента, пока они не были оглашены в суде 10 лет спустя. Поэтому англичане говорят: поверьте нам на слово. И третий их аргумент: то, что в случае Литвиненко роль России доказана и доказана в отношении Лугового и Ковтуна вне всяких сомнений. Какие у них есть секретные данные, мы не знаем. Например, в деле Литвиненко в британской прессе были сливы, что якобы американцы перехватили телефонные переговоры Лугового и Ковтуна с московским центром и дали это англичанам. Но они этого не обнародовали. Так же и тут: возможно, у англичан есть какие-то данные, которые они не могут рассекретить, но они утверждают совершенно безапелляционно, что это Россия, лично Путин, что они второй раз этого не потерпят. Хотя с Литвиненко они терпели довольно долго. Поэтому у меня есть все основания верить англичанам и не верить России хотя бы потому, что Россия обвиняет меня в убийстве Литвиненко, в то время как я точно знаю, что я этого не делал.

– В Украине появился список людей, которых якобы хотели убить по приказу из Кремля. Верите ли вы в подлинность списка и можно ли сравнить это дело с делами Александра Литвиненко и Скрипалей?

– Я думаю, что можно в политических дебатах, но я сторонник конкретики. До тех пор, пока не предъявлены доказательства, говорить трудно. Я бы не стал валить все в одну кучу. Другое дело, что у России после дела Литвиненко и других подобных дел (ведь это же не единственное убийство, которое было доказано, были убийства чеченских лидеров на Ближнем Востоке и так далее) серьезно подмочена репутация, можно думать в их отношении, и правильно делают украинцы, что это делают. Но, с другой стороны, пока мы не увидим доказательств, как в деле Литвиненко, или как в деле со сбитым «Боингом», или как в случае «Новичка», которым отравили Скрипаля, трудно безапелляционно утверждать, но предполагать вполне возможно.

– Вы подаете иск в Федеральный суд в Манхэттене. Почему американский суд? Подчиняются ли его юрисдикции российские телеканалы? Какие, на ваш взгляд, перспективы у этого процесса, что говорят адвокаты?

– Адвокаты говорят, что я гражданин США, живу здесь и ущерб мне нанесен здесь, а не где-то еще, так что у меня есть все основания подавать в суд. Юрисдикция распространяется на оба российских телеканала хотя бы потому, что они зарабатывают здесь десятки миллионов долларов в год на кабельных подписках и на рекламе, они ведут здесь коммерческую деятельность. Первый канал участвует в исках в Америке, судится с пиратами, которые воруют у них сигнал. Так что с юрисдикцией здесь проблем не будет.

– Не думали ли вы подавать параллельно и в российский суд?

– А зачем мне подавать в российский суд? Российский суд, на мой взгляд, является частью той же самой корпоративной структуры, что и российская прокуратура, и российское телевидение, системы обслуживания режима – авторитарного и во многих вещах тоталитарного. Ожидать от них справедливого и беспристрастного разбирательства не стоит. Зачем тогда подавать, время тратить?

– Вы начали кампанию краудфандинга, чтобы покрыть часть расходов на этот судебный процесс. Почему вы выбрали такой метод?

 Это может стоить 200–300 тысяч долларов, они наймут себе лучших адвокатов

– У нас есть опыт краудфандинга. В свое время Борис Абрамович Березовский перестал давать нам деньги, когда Марина Литвиненко добивалась судебного дознания, и нам пришлось прибегнуть к краудфандингу. Всегда приятнее иметь поддержку от широкой публики, которая тем самым демонстрирует свой интерес к этому делу, чем от одного заинтересованного частного лица. Во-вторых, у нас таких денег, естественно, нет, потому что это может стоить 200–300 тысяч долларов, если ответчики решат оспаривать наш иск в суде, денег у них немереное количество, они наймут себе лучших адвокатов, а нам надо будет бороться. Помимо этого, краудфандинг в последнее время является очень модным способом финансирования исков. Например, тут одна женщина судится с Трампом за клевету, она собрала полмиллиона долларов через краудфандинг от противников Трампа. А другой человек, сторонник Трампа, его таскает прокурор Мюллер, он тоже собрал 300 тысяч долларов на краудфандинге. Так что это вполне приемлемая, очень распространенная в последнее время и эффективная возможность профинансировать судебные дела.

Источниксайт «Радио Свобода»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: