Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

varfalomeev2

Страницы сайта

Свежие комментарии

Из интервью Алексея Венедиктова

Выдержки из интервью Алексея Венедиктова даю фрагментарно – то, что считаю наиболее важным. Вопросы И.Воробьёвой просто опускаю.


Из интервью Алексея Венедиктова

…Ну, сейчас все подвисло. Президент Обама говорит: «Если Конгресс примет решение финансировать поставки оружия на Украину, я наложу вето». Потом он скажет: «А я не наложу вето», — и Конгресс примет решение, профинансирует, и пойдут туда поставки оружия. Поэтому это может быть, а может, не быть, то есть какая-то штука рукотворная. Может, мы можем тоже поставить больше оружия ополченцам, сепаратистам – как хотите, — а можем не поставлять – это тоже рукотворно. Что не рукотворно?

Первое: осенью или уже сейчас начнутся поиски 50-ти миллиардов по делу ЮКОСа, и Соединенные Штаты Америки в них вступят и начнут арестовывать российское имущество по суду. Это нельзя остановить. Это не зависит от доброй воли дядюшки Сэма. Это международное решение. И уже ровное через день, после того, как я это сказал, и меня часть российской аудитории там высмеяла, ровно повестка пришла из США. Я не знал — я посчитал. Но это неизбежно. Это, конечно, вызовет обострение. Любой арест государственной собственности в Соединенных Штатах Америки – это элемент войны, чего тут?..

Вторая история: доклад о MH-17, доклад о сбитом «Боинге». Пока есть предварительный доклад. На самом деле их два: один доклад – обстоятельства, другой доклад – кто виноват. Один доклад делает Совет безопасности Нидерландов с привлечением международных экспертов, в том числе, там работают российские эксперты, направленные Российской Федерацией. Другой доклад — это их Следственный комитет, их маркины и прочие дела – чтобы было понятнее. Это о виновниках. Были установлены конкретный «Бук», конкретный самолет, конкретный марсианский корабль — не важно – и кто был за рулем, что называется, и кто отдавал приказы – это второй доклад. Эти доклады должны быть опубликованы осенью. Понятна уже суть этих докладов приблизительно. Это вызовет резкое обострение между Россией и Европой.

Есть третий фактор — я сейчас перечислю – это то, что Евросоюз с 1 января 16-го года возглавят голландцы, которые будут ставить вопрос о санкциях, и они ставят вопрос о создании международного трибунала. Мы против, как известно – сегодня сказали. И это тоже следующее обострение. И вот эти вещи отменить нельзя, вот эти три штуки… Вот «Джавелины» — можно, дроны – можно, а это отменить нельзя. Это вызовет, безусловно, реакцию Российской Федерации, ответ на это Западной Европы и США. То есть, мы будем находиться осенью и в начале зимы в состоянии эскалации. Эту штуку отменить нельзя, тем не менее, что Минские соглашения выполнить нельзя. По-моему, они исчерпали себя: ну то, что могли, то выполнили, а что не могли — все играют по-своему. Поэтому я ожидаю общей эскалации между Россией и Западной Европой, и Соединенными Штатами Америки. Вот, собственно, суть была моего спича.

Я думаю, что, очевидно, будут напрашиваться аресты государственного имущества – как мы любим всегда делать – тех стран, где будет арестовываться наше имущество. Об этом, по-моему, уже неоднократно намекали высшие государственные лица. Я не помню, говорил ли Путин, может быть, я пропустил: оттуда следить сложно. Вот, значит, будет эта история. Соответственно, вот эта политическая… по MH-17 – понятно. Соответственно, политическая эскалация может сдетонировать на военно-политическую эскалацию. Тогда, с учетом президентской кампании в Штатах, когда у нас и демократы и республиканцы, основные кандидаты — Хилари Клинтон и Джеб Буш – резко критикуют Россию, Сенат может принять решение опрокинуть вето президента Обамы на поставки летального оружия на Украину.

Что такое летальное оружие? Это, в данном случае, эти «Джавелины» — это такие противотанковые ружья, очень sophistication, которые, в общем, сведут на нет преимущества в бронетехнике, соответственно, ополченцев, сепаратистов и так далее. Что мы можем сделать в ответ? Мы можем только поднять войну в воздух, с земли – в воздух: поставить им дроны хотя бы наблюдательные какие-то и так далее. Начнут летать неопознанные летающие объекты. Значит, перенос с земли на воздух: резко повышается уровень возможного случайного столкновения, случайного инцидента. Вообще, во всей этой войне, на мой взгляд, огромную роль играют то, что называется, акциденты и инциденты, то есть случайности. Но, скажем, я повторяю, что сбитие самолета MH-17 – это случайность. Пока других у меня нет… Потому что оно невыгодно было. Оно невыгодно было ополченцам, оно невыгодно было украинской армии, оно невыгодно было России. Кому оно было выгодно – сбить гражданский самолет? Вот кому оно могло быть выгодно, кому могло принести бенефиты? Никому. И не принесло никому, надо признаться.

…Я еще до начала войны – это был еще Янукович, это была осень 13-го – я говорил, что украинский синдром пришел в Россию. В чем, на мой взгляд, заключается украинский синдром. Вот можно задать себе вопрос: если оппозиция российская политическая уличная так слаба, набирает всего ничего, почему такая страсть снимать ее с выборов? Вот не разгон пока – с выборов. И, кажется, я нашел ответ. …Дело в том, что все «оранжевые революции» или «майданы» — ну, понятно о чем я говорю – все перевороты с их помощью, они побеждали только тогда, когда к улице присоединялась часть легитимно избранных депутатов. На Майдане – треть рады вместе. В Грузии – соответственно, треть парламента.

То есть люди, облеченные доверием народа, не просто с улицы — легитимные, в шарфах со значками депутатскими, или министры бывшие… Собственно, в Армении тоже туда начала было выходить оппозиция, то есть это легитимно избранные люди. То есть только соединение уличных волнений – назовем это «майданы» – и части легитимно избранных депутатов может привести к какому-то эффекту для смены власти. Я думаю, что в Кремле это хорошо понимают, поэтому, с одной стороны ужесточают законодательство по улицам, и эффект Болотной: хватают людей нескольких на выбор, чтобы напугать, а с другой стороны – не допустить легитимации этого протеста через Государственную думу, естественно, в первую очередь, ну и через большие законодательные собрания.

Поэтому, …я думаю, что этот украинский синдром с ноября 13-го, он будет и дальше закручиваться, и будет ухудшаться ситуация с политической конкуренцией – можно я скажу совсем мягко? Это одна история.

И вторая история – это продление и возможное ужесточение санкций, потому что я наконец понял – впрямую это сказала госпожа Нуланд, впрямую, знаешь, так тупо и повторила, что будет с санкциями: «Если вы уходите из Новороссии, — говорила она, — остаются только крымские индивидуальные санкции. Мы снимаем все санкции по экономике. Если вы остаетесь в Новороссии, мы оставляем санкции. Если вы возьмете хоть еще один населенный пункт, мы расширяем санкции – все». Делай раз, делай, делай три. Вот все, что Керри привозил Путину. Это то, о чем Обама говорил с Путиным. Стало очевидно, что она повторяет это. Это важный был разговор.

Ну, соответственно, санкции приводят к тому, что экономическое положение граждан, как ты говоришь, будет ухудшаться. Значит, политическое положение — минус конкуренция, экономическое — плюс санкции. Вот, что такое украинский синдром на самом деле, вот, что такое следствие эскалации для граждан, даже если не идет груз 200, даже если не воюют, даже российские граждане там бы не воевали.

Я абсолютно согласен с Гусевым и Ремчуковым, которые говорили об этом в нашем эфире, что проблема собственности – можно говорить про государство, про территорию – но частная собственность украинцев, украинских компаний, украинских банков, которые были в Крыму, попала в российскую юрисдикцию. Эту собственность надо вернуть. Эта собственность по любому суду будет отсужена. Я не говорю про землю сейчас — я говорю про собственность, там про дом… Люди, которые бросили свои дома и уехали. Маленькая хатка, но есть у банков заводы, есть пристани, есть причалы – это все принадлежало не украинскому государство, вернее, частично не украинскому – частному гражданину. Частный гражданин или частный банк идет в суд и выиграет сто пудов.

Забыли — то, что я им говорил, когда ЮКОС начался. Я говорил: «Вы понимаете, что они выиграют?» – «Да ладно тебе!»…

Источник – «Эхо Москвы»


«Кому оно было выгодно – сбить гражданский самолет? Вот кому оно могло быть выгодно, кому могло принести бенефиты? Никому», – напрасно скромничает Алексей Венедиктов. Он ведь сам недавно высказал было вполне рабочую версию о том, КОМУ это могло быть выгодно. Повторю ее коротко: двумя часами раньше по тому же коридору, что летел малазийский «Боинг» MH-17, пролетел российский «Боинг» сообщением «Милан-Москва». Вот его-то, по версии Венедиктова, и должен был сбить боевой расчёт российского «БУКа». Потом свалить это на ВСУ, а это – готовый повод пустить танки на Киев — по мнению того же Венедиктова. Кому был нужен такой повод? Правильно, Путлеру.

Между прочим, по той же ссылке — оценка «блестящего» выступления господина Венедиктова в аудитории Вашингтонского Центра Дейла Карнеги — «Три преступления«.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: