Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

west2

Страницы сайта

Критические дни

Андрей Пионтковский: Критические дни

Андрей Пионтковский

Критические дниСередина 2017-го года – время, когда российская клептократия решает вопрос о власти. Да, выборы президента назначены на 18 марта 2018 года. Дата выбрана как последняя дань-воспоминание угасшей крымнашистской эйфории. Но когда транзит власти в России определялся на выборах? Выборы всегда были манипуляцией, оформлявшей заранее достигнутое решение, отражавшее сложившееся в правящей верхушке соотношение сил.

Посиделки олигархов ельцинского помета в Давосе зимой 1996-го, встреча Волошина и Басаева в Ницце в 1999-м, ночь перед съездом «Единой России», проведенная Айфончиком в заключении в резиденции Путина, – вот события, реально определявшие персону будущего властителя. Мы не можем в деталях предсказать микрокинетику идущих сейчас процессов и их исход. Но есть некоторые термодинамические, если хотите, макрофакторы системы российской власти, о которых можно говорить с достаточной определенностью.

Будущий президент – Комитет национального спасения – хунта будут названы правящей «элитой», которая обладает монополией на финансовые, информационные и силовые ресурсы. Лишенное подобных ресурсов гражданское общество не сможет сегодня решающим образом вмешаться в игру кремлевских престолов. «Элита» расколота на две неравных части, большая из них близка к консенсусу, который можно определить фразой из культового советского фильма: «Фюрер не способен более выполнять обязанности вождя нации». За пределами консенсуса остается «Бункер» – члены кооператива «Озеро» и Золотов с верными (?) ему частями Национальной гвардии.

Проблема Путина заключается в том, что он не способен более выполнять важнейшую для бригады функцию интерфейса в ее отношениях с вечно ненавидимым и вечно любимым Западом. Провал неоимперских мифологем «Русского мира» и «Новороссии» стал крупнейшим внешнеполитическим поражением режима. И подорвал его экономические «скрепы», предельно обострив отношения с западными партнерами. Объем утилизируемого бабла резко сократился, что неизбежно провоцирует недовольство клептократии, в том числе и вооруженных обладателей опричных паев.

Возникла реальная угроза самому дорогому для российских правителей – активам на Западе, да и всему их образу жизни. Дело не только и не столько в активах, а во всем их жизненном укладе: образование детей, лечение, отдых, благополучие жен и наложниц. Все это поставлено под вопрос одним человеком, который своими авантюрными понтами испортил отношения с Западом. Восстановить их при политически живом Путине уже не представляется возможным. В Париже Эммануэль Макрон издевался над президентом России, поставив его на место и показав, как теперь лидеры Запада будут с Кремлем разговаривать. Путин был жалок и от неожиданности растерян. Было заметно, как он сдал психофизически, что только усилило растущую тревогу окружения.

12 июня в День России состоялась всероссийская антикоррупционная акция, организованная Фондом по борьбе с коррупцией Алексея Навального. В отношении Навального, ФБК и маршей протеста во власти борются две линии. Одна из них предполагает заигрывание с этим движением, стремление как-то его приручить и использовать в своих интересах. Вторую линию представляют силы, ориентированные на жесткое подавление любой оппозиции. Характерно в этой связи подписание Путиным указа об «оперативном подчинение командующим округами Национальной гвардии воинских частей Вооруженных сил, иных формирований и органов».

Группировка «Бункер» с уходом Путина потеряет абсолютно все. Им нужно как-то срочно переламывать ситуацию. В этой связи показательно было неожиданное назначение «прямой линии Путина с народом» на 15 июня. Обычно подобная пиар-акция проводилась весной. Казалось бы, что об этом формате как об исчерпавшем себя забыли, проскочили и не будет его в этом году. Нет, вдруг ее назначают на 15 июня, сразу же после акции 12 июня. «Бункер» не мог позволить Путину претерпеть еще одно унижение – прийти 15 июня на прямую линию после повторного успеха демонстраций по всей России. Он намерен был ни в коем случае этого успеха не допустить, сорвав его какой-нибудь масштабной провокацией, а затем продемонстрировать на прямой линии городу и миру, что вождь-то еще ого-го.

После отстранения вождя в результате дворцового переворота к власти на первом этапе приходят откровенные мерзавцы, а в запущенном российском случае – еще и убийцы и военные преступники

Частично этот замысел был реализован в Москве, где благодаря административному прессингу удалось скомкать протестную акцию и обрушить на ее разгром золотовских опричников. Сотни задержанных и максимальные административные сроки для организаторов дали «Бункеру» ощущение реванша за 26 марта. Ложное ощущение. Никуда не делись новые долгосрочные региональный и демографический факторы, так ярко проявившиеся 26 марта. Число протестующих в 187 городах России оказалось большим, чем два с половиной месяца назад, а их лозунги – более жесткими и определенными. И по-прежнему было очень много молодежи.

Накачанный полицейским ботоксом и поставленный на федотовские правозащитные ходульки хороший Путин смог 15 июня еще раз предстать на несколько часов в своем излюбленном жанре подростка из подворотни с низкой социальной ответственностью. Но проблемы его никуда не ушли. Не случайно он так и не решился обрадовать сограждан очередной пролонгацией своего правления. Нет у него на сегодня всеворовского мандата от правящей «элиты». И несколько самонадеянно похвастался он заезжему американскому режиссеру на отсутствие у него критических дней. Громадный кукиш и не в кармане, а в правом нижнем углу всех телеэкранов страны показала ему виртуальная хунта. Пока Путин вальяжно отвечал на холуйские вопросы и цитировал Михаила Лермонтова, там шел настоящий троллинг диктатора. Да и видеосюжеты из регионов были как-то необычно мрачноваты.

«Антипутинский консенсус» набирает силы. В истории часто случается так, что после отстранения авторитарного вождя в результате дворцового переворота к власти на первом этапе приходят откровенные мерзавцы, а в запущенном случае – еще и убийцы и военные преступники. Но такой переворот в случае успеха становится событием, резко ослабляющим режим в целом: хунте не удастся создать мобилизующий миф о новом спасителе отечества – для этого требуется слишком много времени. После зачистки вождя у его бывших сторонников всегда возникает необходимость легитимизировать собственную власть дозированным обличением его преступлений, а это обличение неизбежно коснется и их самих.

Сценарий «Хунта» открывает определенное окно возможностей и уже со дня Х+1 дает шанс гражданскому обществу перехватить инициативу и поставить задачу не замены (в который раз!) плохого хана (царя, генсека, президента) на хорошего, а ликвидации института ханства как такового. Что и может стать, наконец, запоздавшим на столетия освобождением от ордынского ига, давно ставшего для народа российского внутренним феноменом.

Андрей Пионтковский – политический эксперт

Источник«Радио Свобода»


Материалы в тему:

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: