Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

130113_0004_55

Страницы сайта

Свежие комментарии

На шаг ближе

Украинская армия. На шаг ближе

Часть 1

Anti-Colorados

На шаг ближеИз серии «До кави»

Из совокупности информации, которую удается получать из очень разных открытых источниках о том, как меняются наши вооруженные силы, можно сделать вывод, что они меняются в очень высоком темпе и в правильном направлении. Конечно, будь возможность тратить именно на нужды обороны, а не безопасности и обороны 5% ВВП, эта скорость была бы куда выше, но с другой стороны, изменения должны происходить с людьми, железом и самой системой вооруженных сил на концептуальном уровне. Отрыв любого сегмента далеко вперед от остальных не повысит эффективности всех вооруженных сил.

Исходя из этого можно сказать, что крайне важной переменной этой формулы является человеческий фактор. Причем, это настолько многогранная тема, что ей можно посвятить огромную статью, но мы ограничимся всего несколькими штрихами. Армия, как и любая другая государственная структура, является срезом общества, которое есть прямо здесь и сейчас. Личный состав приходит оттуда, где живет и все население страны, неся с собой багаж знаний, предрассудков, предпочтений и убеждений и уже с ними он интегрируется в структуре вооруженных сил.

Люди, конечно, будут меняться под влиянием того, как и что будет функционировать в едином механизме армии, ибо как там было у классиков: «Бытие формирует сознание». За эти четыре года бытие меняется так, как оно не менялось никогда. Это касается материально-технического обеспечения, довольствия, питания и прочего, но это заметно и по каким-то вещам, которые вроде бы не имеют решающего значения, но очень показательны.

Те, кто регулярно бывает в главном военном госпитале на Печерске, начиная с 2014 года могут заметить изменения, просто не заходя в корпуса, где тоже многое изменилось, особенно – оборудование операционных и прочих критических мест, да хотя бы появившийся шикарный лифт в клинике неврологии, где теперь не нужно носить раненых на руках наверх в операционную. Даже не заходя в корпуса, можно заметить другие изменения.

Мы уже не раз писали о том, что часть нашей редакции присутствовала в госпитале в день, когда пришел первый борт с тяжелыми ранеными, и о том, что из аэропорта их привезли кареты скорой помощи ведущих частных клиник столицы. Наверное, это было необходимо потому, что именно они были укомплектованы всем необходимым, чтобы довезти тяжелых пациентов.

С одной стороны, это было очень трогательно, что наши частные медики не остались в стороне и отреагировали на эту ситуацию так, как и должны, а с другой – в госпитале не было транспорта, которым можно перевозить тяжелы раненых! Вспомним, по территории госпиталя ездил трофейный «бусик» Мерседес, выкрашенный в цвет хаки. На него даже смотреть было страшно, особенно, когда он в движении. Вот просто одной констатации того факта, что в центральном госпитале вынуждены обращаться за помощью к своим гражданским коллегам за специализированным транспортом, достаточно для того, чтобы понять насколько все было развалено, и какое отношение у руководства армии было к собственным военнослужащим. Теперь по территории курсируют специально сконструированные новенькие санитарные машины, которых одновременно удалось увидеть три штуки. Возможно, это – не госпитальные машины, а принадлежащие частям гарнизона, но тем не менее, ситуация меняется наглядно и безусловно.

Кроме этого, впервые развернута мощная программа по изменению быта военнослужащих, особенно в пунктах постоянной дислокации. Строятся новые казармы и целые городки, вводится в эксплуатацию жилье как для офицеров, так и для контрактников. Причем, все идет по нарастающей. Постепенно уходит в прошлое армейский «хавчик» и части переходят на вполне достойное питание, и это уже воспринимается как должное, как часть статуса военнослужащего ВСУ.

Но самое важное, на наш взгляд то, что наши военнослужащие открылись коллегам из дружественных армий, а те – сделали то же самое, в отношении наших военных и пошел обмен опытом. Причем, открытость – великое дело. Наши военнослужащие в процессе близкого общения с военнослужащими стран НАТО видят как там устроено все, в том числе быт, снабжение и обеспечение, и понимают, из какой ямы выбрались ВСУ и насколько приблизились к своим зарубежным коллегам. Важно то, что мы перестали заметать неприятные вещи под коврик, и теперь видим, что и как надо делать, чтобы подойти к стандартам НАТО, а значит – к созданию достойных условий для наших военных. Наверняка, большая часть из них понимает, каких это стоит трудов для воюющей страны, а потому – это является основным компонентом стойкости армии.

Источник – сайт «Линия обороны»

Часть 2

Часть 2Безусловно, изменить все и сразу, а особенно во время войны и тем более в очень стесненных условиях – огромное достижение. Но важно еще и то, что общаясь со своими западными коллегами, наши военнослужащие, от солдат и сержантов до старших офицеров и генералов, впитывают и какие-то концептуальные вещи, которые не были присущи совковой армии, например – планирование боевых операций, использование тактических приемов и других инструментов для выполнения поставленных задач с минимально возможными потерями. Армии стран НАТО действуют по этому принципу на всех уровнях вооруженных сил и это является их краеугольным камнем.

В результате, боец понимает, что его никто напрасно не поставит в смертельно опасную ситуацию, а наоборот, будут предприняты все необходимые меры для того, чтобы он остался живым. Это касается как средств защиты, так и планирования боевых действий, когда разрабатываются их варианты в таком виде, чтобы максимально исключить драки «кость в кость». Это значит, что боевые действия планируются исходя из принципа «не числом, а умением».

Такое положение вещей как раз то, что в совке игнорировалось в принципе, и войска часто действовали в парадигме «любой ценой», а это значит – горами трупов. Кстати, эта наследственность осталась у нашего противника, что подтверждают многочисленные примеры их войны в Чечне, в Украине, а теперь и в Сирии. Именно от этого наша армия отходит на многочисленных совместных учениях и тренингах. Теперь же наши военнослужащие все чаще едут в Европу и США осваивать новую (для себя) технику и вооружения, которые могут появиться в составе наших подразделений.

Известно, что в США уже выезжали и снова планируются к выезду группы наших военнослужащих, которые что-то там осваивают. Оно и понятно, ибо в учебных центрах стран НАТО имеются соответствующие симуляторы для техники и вооружения разного типа и назначения. В недавнем интервью Пятому каналу министр обороны Степан Поторак проговорился о том, что прямо сейчас идут переговоры с американской стороной о поставках в Украину вертолетов «Апач». Но мы прекрасно понимаем, что эти переговоры – фон для важной работы. Допустим, мы завтра получаем два-три десятка этих ударных вертолетов, а летать на них – некому. Причем, это же не транспортные машины, а именно ударные, и это значит, что надо не только уметь на нем летать, но и применять вооружения, которые являются его штатным обвесом, а это – ракеты различного назначения, пушки и так далее.

Понятно, что поставки таких систем вооружений имеют смысл лишь тогда, когда уже имеется персонал, готовый применять это вооружение, обслуживать и ремонтировать полученную технику. Кстати, Полторак проговорил формулу, которая сработала в договоренностях о поставках в Украину турецких ударных беспилотников. Речь идет об адаптации производства к местным условиям. То есть, уже обсуждается возможность строительства вертолетов в Украине. Пусть большая часть узлов и агрегатов будет поставляться из США, но Украина уже имеет собственное производство вертолетных двигателей, редукторов и лопастей, и поэтому – выпуск боевых вертолетов в Днепре, например – не такая уж и фантастика. Тем более, что в случае обострения ситуации, Штаты легко могут передать вертолеты в виде помощи, без оплаты, как это было с Джавелинами.

И главное, все эти четыре года, кроме сдерживания противника на Востоке Украины, армия усиленно готовится к боевым действиям против российской армии в том виде, в котором она развернута у наших границ. Пусть боевикам, находящимся на оккупированных территориях будет грустно, но ВСУ давно не рассматривают их в качестве главной угрозы или вероятного противника. Им достаточно команды «вперед», отданной в понедельник, чтобы к воскресенью закончить основную часть операции, оставив заблокированными несколько узлов сопротивления, которые будут подавлены ювелирным и неторопливым огнем. Все мероприятия проводятся из расчета противостояния кадровой российской армии, откуда бы она ни полезла на нашу территорию.

И тут важно еще одно изменение, которое уже произошло в сознании наших военных. С россиянами не станут воевать привычными соотношениями «100 танков против трехсот танков», или то же самое с кораблями и самолетами. Пускай там россияне калькулируют, что у них больше: танков, БТР, БМП, самолетов, корветов и фрегатов. Украина не будет выставлять фишку против фишки, но будет использовать другие средства. Скажем так, чтобы потопить российский флот в Азовском море, не нужно большое количество кораблей и даже – не обязательно на них иметь противокорабельные ракеты или что-то подобное. «Подарок» может прилететь с берега и с тем же самым успехом, если бы его запустил целый эсминец или крейсер. И так – по всем позициям.

Мы победим просто потому, что мы знаем конечную цель наших военных действий и мы представляем, какими вариантами мы располагаем, чтобы добиться поставленных целей. Зная это – можно выстраивать свою стратегию и тактику таким образом, как выгодно нам и чего не привык иметь противник, в качестве ответа. Практика применения ВС РФ говорит о том, что они более или менее успешно действуют там, где им не встречается равноценного противника. По сути, они воевали с партизанами и мизерными, слабо организованными армиями, и ни разу — с развитой и тренированной регулярной армией, которая понимает то, что делают и могут сделать россияне, а главное – знает, как этому противодействовать и умеет это делать так, как никто другой.

Что характерно, наши военные это уже тоже понимают, поскольку западные партнеры увидели в новых ВСУ единственную силу, которая способна эффективно противостоять российской угрозе и побеждать российскую армию. То есть, военные обрели ту точку опоры, с которой их уже не сшибут ни «отпускники», ни кадровые российские военные, а потому – мы победим без сомнений, и с каждым днем и месяцем эта уверенность все крепче.

Источниксайт «Линия обороны»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: