Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

okopi_4

Страницы сайта

Свежие комментарии

Ответственность и последствия

Суд над украинскими моряками: ответственность и последствия

Юрий Шулипа, юрист, директор Института национальной политики

Юридический анализ показывает, что захват украинских моряков противоречит и международным договорам, и даже законам самой РФ

Во время большой пресс-конференции президента России 20 декабря 2018 года, украинский журналист Роман Цимбалюк задал вопрос Владимиру Путину: «Это же вы как верховный главнокомандующий отдали приказ стрелять по морякам? И вот у меня вопрос: каковы условия обмена?»    

Владимир Путин ответил: «Обмен. Мы занимались. Все время занимались. Вот, господин Медведчук, по поручению Порошенко, кстати говоря, он это делал, постоянно этим занимается. И недавно совсем приезжал в Москву и ставил вопрос об освобождении украинских военных, задержанных в Керченском проливе, ну точнее в Черном море…  но я уже сказал, эти вопросы можно решать после завершения уголовного дела». 

Признание ответственности 

По существу, Путин признал, что нападение на корабли ВМС Украины и захват украинских моряков, произошли в акватории Черного моря. Это подтверждено и сведениями на сайте министерства Украины по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц: «РФ атаковала и захватила украинские военные корабли в международных водах Черного моря, то есть за пределами линии государственной границы Украины на море, который временно не контролируется Украиной в результате оккупации территории АРК Крым» — со ссылкой на данные и координаты геолокации.    

Путин настаивает, что политические действия по освобождению моряков могут начаться только после вступления в законную силу обвинительного приговора российского суда.  

При этом Путин не пытался опровергнуть утверждение Цимбалюка об источнике приказа открыть огонь по морякам. То есть, косвенно признал, что приказ был его.  

Международная правовая база

Нападение вооруженными силами одного государства на морские силы или флот другого государства является актом агрессии, подпадающим под пункты с и d статьи 3 Резолюции 3314 (XXIX) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г.  

Иными словами — тяжким военным международным преступлением.  

Согласно ст. 95 Конвенции ООН по морскому праву, военные корабли пользуются в открытом море полным иммунитетом от юрисдикции какого-либо государства, кроме государства, под флагом которого они находятся.   

На задержанных украинских военнослужащих распространяется действие Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 года.    

По своему правовому статусу плененные украинские моряки являются военнопленными, формально защищены международным гуманитарным правом и применение к ним внутригосударственного уголовного законодательства недопустимо.       

Российская правовая база

Для всех представителей правоохранительных и судебных органов, верховный суд России дал руководящие разъяснения о том, что такое  общепризнанные принципы международного права и как их следует применять на практике.  

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) 

Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. 

К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. 

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. 

Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений. 

Таковым специализированным учреждением ООН является Международный уголовный суд. В отчете о действиях по предварительному расследованию прокурора международного уголовного суда (дело «Ситуация в Украине») от 14 ноября 2016 года, в пункте 158, установлено:    

Согласно поступившим сведениям, ситуация на территории Крыма и Севастополя равнозначна международному вооруженному конфликту между Украиной и Российской Федерацией. Данный международный вооруженный конфликт начался не позднее 26 февраля, когда Российская Федерация задействовала личный состав своих вооруженных сил для получения контроля над частями территории Украины без согласия правительства Украины. Право международных вооруженных конфликтов применимо и после 18 марта 2014 г. в той мере, в которой ситуация на территории Крыма и Севастополя будет равнозначна продолжающемуся состоянию оккупации. Установления факта правомерности изначальной интервенции, которая повлекла за собой оккупацию, не требуется. Для целей Римского статута вооруженный конфликт может быть международным по своей сути, если одно или более государств частично или полностью оккупируют территорию другого государства вне зависимости от того, сопровождается ли оккупация вооруженным сопротивлением. 

Поворот дышла

Так почему же оккупационные (с позиции международного гуманитарного права и украинского законодательства) власти РФ в лице представителей следственного управления ФСБ, прокуратуры и суда применили к плененным украинским морякам нормы уголовного законодательства РФ, на территории временно аннексированной АР Крым и далее продолжают его применять на международно-признанной территории России? Даже при очевидном отсутствии со стороны украинских моряков события преступления (иными словами сфабриковали материалы уголовного дела, поддержали обвинение и рассматривают его с заведомо обвинительным уклоном) и в прямом противоречии с Женевской конвенцией об обращении с военнопленными 1949 года?        

Ответы на этот вопрос видятся в следующем.  

  1. Власти РФ, в том числе в лице верховного главнокомандующего изначально были заинтересованы в задержании кораблей ВМС Украины и украинских моряков (о намерении проплыть через Керченский пролив властям РФ стало известно, как минимум за два дня до случившихся событий);      
  2. Россия официально не признает украинских моряков военнопленными, поскольку вопреки вышеуказанным нормам и принципам международного права на официальном уровне не признает наличие международного вооруженного конфликта между Россией и Украиной;      
  3. Применение уголовного законодательства РФ к задержанным морякам, является  поводом для задержания кораблей ВМС Украины, украинских моряков, и одновременно прикрытием ряда преступлений, совершенных со стороны всех должностных лиц РФ на всех уровнях власти, участвовавших как в задержаниях, в открытии огня на поражение, так и в дальнейшем уголовном преследовании.       

В сформировавшихся российских правовых реалиях оправдательные приговоры для украинских моряков невозможны ни при каких обстоятельствах. Российская система юстиции действует таким образом, что в случае вынесения морякам оправдательного приговора откроется окно правовых возможностей для возбуждения уголовных дел в отношении конкретных должностных лиц РФ, участвовавших в их преследовании по фактам:   

  1. вооруженного нападения на три украинских корабля с применением оружия на уничтожение 24 моряков ВМС Украины; 
  2. незаконного повреждения судна ВМС Украины; 
  3. взятия в плен 24 моряков ВМС Украины под прикрытием юридических процедур; 
  4. незаконной фабрикации уголовного дела представителями временно оккупационной администрации, — сотрудниками ФСБ РФ в АР Крым, против 24 моряков ВМС Украины, по ч. 3 ст. 322 УК РФ якобы в связи с незаконным пересечением границы РФ группой лиц по предварительному сговору; 
  5. последующего их незаконного ареста представителями временной оккупационной администрации, — судьями киевского райсуда г. Симферополь; 
  6. применения к военнопленным морякам ВМС Украины норм российского уголовного законодательства, вопреки ст. 130 Женевской конвенции об обращении с военнопленными в 1949 г.; 
  7. нарушения оккупационными властями законов и обычаев войны в отношении военнопленных моряков ВМС и Украины. 

С учетом опыта применения в отношении военнопленных норм российского уголовного законодательства и вынесения обвинительных приговоров, а также смысла слов, сказанных В. Путиным, в ближайшем будущем в отношении каждого из необоснованно арестованных моряков будут вынесены обвинительные приговоры с назначением практически максимальных сроков лишения свободы.  

В дальнейшем возможен обмен украинских моряков на российских военных.  

Однако, чтобы данный обмен гарантированно состоялся, Украине вновь, в очередной раз, стоит поставить вопрос перед гарантами своей территориальной целостности и политического суверенитета о проведении консультаций в рамках Будапештского формата.  

Как уже предлагалось в одной из предыдущих публикаций, на первом заседании в рамках Будапештского формата может быть решен вопрос о дипломатическом посредничестве между Украиной и Россией. Такими посредниками должны стать США, или Великобритания, а возможно и обе эти страны одновременно.   

Россия коллекционирует санкции 

Одним из индикаторов санкционной политики в отношении России, является Резолюция ГА ООН от 19 декабря 2016 года № A/RES/71/205 «Положение в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе (Украина)». Хотя резолюции носят рекомендательный характер, тем не менее, они отражают политическую позицию стран, голосовавших за их принятие. Очевидно, что Россия, как обычно, не выполнит ни одного пункта данной резолюции. Поскольку с учетом сформировавшейся международной практики уже накоплено достаточное количество аналогичных резолюций и вместо выполнения содержащихся в них требований Россия продолжает совершать все новые деликты, по факту захвата украинских моряков к новым санкциям будут присоединяться все больше стран. Например, Литва присоединилась  к новым санкциям первой, фактически сразу после захвата украинских моряков.  

Какая-то часть стран присоединится позже, после вступления в силу обвинительных приговоров в отношении украинских моряков. Другие страны, голосовавшие за резолюцию, могут присоединиться к новым санкциям после принятия промежуточных решений Европейским судом по правам человека в пользу украинских моряков.  

Россия и международный уголовный суд 

Исходя из тезисов отчета о действиях по предварительному расследованию прокурора международного уголовного суда (дело «Ситуация в Украине») от 14 ноября 2016 года, международный уголовный суд будет рассматривать обстоятельства временной аннексии АР Крым в совокупности с иными актами агрессии РФ против Украины.  

Поэтому в отдаленной перспективе мотивы заинтересованности в задержании кораблей ВМС Украины и украинских моряков, непризнание их военнопленными, а равно как и непризнание наличия международного вооруженного конфликта между Россией и Украиной, применение уголовного законодательства РФ к задержанным морякам в качестве повода для лишения свободы, открытие огня на поражение и пр., будут, являются отягчающими вину обстоятельствами для ныне действующего руководства России, причастного к организации этого акта агрессии

Специально для LIGA.net 

Источниксайт «Лига Новости»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: