Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

1

Страницы сайта

Путин обиделся

Олег Панфилов: Путин обиделся

Путин обиделсяСпециально для Крым.Реалии

Фокус с Трампом не удался, и Путин вернулся к своей идее – добивать Россию своей бурной деятельностью. Поскольку друзей категорически не хватает, российский диктатор взялся за восстановление прежних – из имперского прошлого и неудавшегося будущего, слетав на днях в Казахстан, Таджикистан и Кыргызстан, поговорив по телефону с президентом Туркменистана. О том, что творит Александр Лукашенко, он уже знает. Будущее России туманно.

Обычные россияне – люди незадачливые, любят вождя, любят слушать слова вождя и беспрекословно выполнять все его заветы. По команде сверху несколько месяцев они беззаветно любили кандидата в 45-е президенты США Дональда Трампа, тратя на него все чувства, оставшиеся после любовного соития с собственным президентом. Трамп был надеждой, путеводной звездой в светлое будущее России, а после инаугурации оказался непорядочным – до сих пор неясно, какие слова он произносил и какие лицевые мышцы использовал, что у россиян появился странный рефлекс дотоле неведомый – любить «пиндосов».

Еще никогда в России так не жаждали нового президента США, как Дональда Трампа. Его ждали как обещанное когда-то коммунистами «светлое будущее», как того, которого 93 года зовут «живее всех живых». Дональд Трамп должен был поставить точку на моральных мытарствах россиян и сказать: «Россия – великая наша держава», или что-то вроде этого. Успокоить жителей огромной страны, подбодрить, уверить их в неизменности правильного пути, который выбрал их вождь в деле строительства еще одного «светлого будущего». Все пошло насмарку – Трамп ничего такого не сказал, а наоборот – стал вести себя как все другие президенты, то есть не замечать РФ и даже слегка иронизировать.

Что в этой ситуации остается делать Путину? Путь самый простой и кардинальный – разрушить собственную автократию и начать наконец строить демократию. Восстановить независимые СМИ, разогнать Государственную думу и сослать особо упитанных на тыловые работы в сельское хозяйство, принять в Кремле и обнять Касьянова, Навального и поцеловать Яшина, повысить пенсии, понизить налоги. В общем, практически все, что сделал когда-то Саакашвили в своей маленькой и гордой стране, а теперь настаивает, чтобы то же самое сделали в Украине. И еще – отказаться от звонков Ким Чен Ыну, младшему Кастро и Башару аль-Асаду. Вывести войска из всех созданных Россией сепаратистских территорий, приехать в Киев и, встав на колени, попросить прощения у украинцев. Обернуться в сторону Крыма и громко сказать на крымскотатарском – «sağlıqnen qalıñız, bağışlamaq».

Путин продолжил начатое 17 лет назад дело – делать вид, что он что-то делает

Не смейтесь, это только мои предположения, что можно было сделать, чтобы Путина признали в США и в Европе как равноправного демократического лидера. Понятно, что этого не будет, потому что так просто не может быть: и Путин никогда пьяным не будет дирижировать военным оркестром в Берлине, у него другое понимание демократии – как у Сталина. Поэтому Путин будет делать то, что он и хотел с самого начал, чего от него ждали товарищи по КГБ, советские генералы российской армии и весь российский народ, воспитанный в советских традициях вождизма. Путин продолжил начатое 17 лет назад дело – делать вид, что он что-то делает.

Круг возможностей у Путина сужается с каждым днем. Ближайший друг, партнер и соратник Александр Лукашенко совсем от рук отбился – начал смотреть в сторону Европы. Он позвал в гости президента Грузии, чтобы наговорить ему много приятных слов о будущих отношениях – и это с той самой страной, которая уже одной ногой в Евросоюзе и двумя ногами в НАТО. Для Кремля Грузия при Саакашвили была неприемлемой, при Иванишвили она стала европейской – неприятность, которую Путин совсем не предвидел. Теперь у Кремля остались Армения на Кавказе и парочка-тройка друзей в Центральной Азии. Партнерами эти страны назвать сложно, скорее они вынужденные друзья: Кыргызстан и Таджикистан кормятся за счет гастарбайтеров, работающих за гроши в России, Казахстан осознает незащищенность границ и алчность русских патриотов, считающих казахские степи «исконно русскими».

После полного разочарования Трампом и результатов мониторинга «Медиологии», Путин опять стал самым упоминаемым в российской пропаганде, а американский президент, скорее всего, опять станет изгоем: в феврале Путин упоминался в 153 803 политических и финансово-экономических материалах СМИ, а Трамп – всего в 142 932. Если бы в России СМИ были свободными, то исследования на самом деле показывали бы реальную картину, но у пропаганды свои законы и финансирование из одного источника. То, что упоминали Трампа – результат желания, а не реальности. Сколько из Кремля сказали писать, столько и писали, к общественному мнению эти результаты не имеют никакого отношения, хотя и близки, поскольку население России последние 17 лет живет пропагандой.

Что делать в этой ситуации, когда Трамп не ответил взаимностью, Европа продолжает вводить санкции, мировые лидеры игнорируют Путина? Единственная возможность – продолжить начатое дело – строить «русский мир», но уже в условиях жесткого финансового кризиса. Вначале российский президент слетал в Алматы, покатался на лыжах и побеседовал с Нурсултаном Назарбаевым, заверив, что «за последние 25 лет двум странам удалось выстроить образцовые отношения». В ответ Назарбаев тоже сказал любезность: «Россия для нас остается партнером номер один как в политике, так и в экономике». Затем Путин полетел в Душанбе, обнялся с Эмомали Рахмоном, вручил ему орден православного святого Александра Невского, пообещал вернуть изгнанных 200 тысяч гастарбайтеров. В ответ был накормлен пловом и обещаниями дружить вечно, как это отметил Эмомали тогда еще с фамилией Рахмонов, в ноябре 1992 года, когда его с легкой подачи Кремля назначали властителем Таджикистана: «Весь Россия бил за мной».

Потом Путин полетел в Бишкек, где ему подарили скакуна, но в ответ спросили, когда он уберет российскую военную базу из аэродрома Канта. Путин поставил условия и пообещал дать еще денег. В телефонном разговоре с туркменским президентом он посетовал на занятость и невозможность залететь в Ашхабад. Про Узбекистан в официальных сообщениях вообще почему-то не упоминалось. По крайней мере три центрально-азиатские страны заверили Путина, что продолжат разделять судьбу России, на Кавказе единственным другом осталась Армения, в европейской части постсоветского пространства уже никого.

Теперь ситуация поменялась – денег уже нет, а любви Путину все еще хочется

С остальными недругами по бывшему Советскому Союзу Путин решил разбираться особо, опять активизировав огрызки «русского мира», а также сепаратистов. С начала 1990-х годов все эти непризнанные или частично признанные за российские деньги спокойно тратили бюджет, не заработанный самостоятельно, а присланный из Москвы. Пока у Кремля были деньги, особо никто не беспокоился – бюджет пополнялся, взамен марионеточные власти клялись в вечной любви Путину. Теперь ситуация поменялась – денег уже нет, а любви Путину все еще хочется. Сами сепаратисты за 25 лет столько наговорили, что назад в Грузию, Молдову или Азербайджан уже боязно возвращаться.

Вот эту боязнь Путин и решил использовать бесплатно. В Абхазии грядут «парламентские» выборы, в которых, судя по огромным спискам, депутатами хотят быть половина населения, а другая половина должна их избирать. В «Южной Осетии» готовятся к «президентским» выборам, одновременно инициируя референдум по переименованию оккупированной российскими войсками территории в «Южную Осетию-Алания». Одна проблема – средневековая Алания охватывала Северный Кавказ, современные российские южные степи, долину реки Дон и побережье Черного моря. Этногенез большинства народов Северного Кавказа связан с теми аланами, но почему именно осетины решили себя так называть, понятно только российским историкам.

В минувший четверг Верховный совет непризнанной никем Приднестровской Молдавской Республики в первом чтении одобрил инициативу правительства использовать российский триколор в качестве второго государственного флага. Марионеточные власти Приднестровья не скрывают, что это один из шагов к «воссоединению» с Россией». Чуть раньше, 20 февраля, в Карабахе был проведен референдум по изменениям в «конституцию», согласно которому теперь оккупированная территория будет официально называться «Республика Арцах», а государственное устройство – «президентская республика».

Само собой, ни в одном случае отрицательной реакции из Москвы не последовало, напротив, кремлевские эксперты и аналитика счастливы сообщить о «празднике демократии» и свободном выборе населения, забывая упомянуть, что из Абхазии и «Южной Осетии» изгнано все грузинское население, а из Карабаха – все азербайджанское. Из Приднестровья люди сами уезжают вне зависимости от этнической принадлежности, едут от нищеты и бесперспективности.

Путин отчаянно хватается за последнюю соломинку, чтобы хотя бы в собственных глазах выглядеть лидером мирового масштаба, на деле он по-прежнему хранитель воровского общака из отнятых территорий. Москве никогда не было дела до судеб беженцев, которых за 25 лет после развала СССР уже несколько миллионов только в результате сепаратистских войн. В «большой мир» Путина уже не пустят, он будет перетасовывать сепаратистов и надувать щеки, пока от него не уйдут остатки «друзей». Поскольку Путин сам уходить не хочет, будущее части постсоветского пространства будет следовать старому мифу о «старшем брате», пока денег поддерживать братские отношения уже не будет.

Источник – «Крым. Реалии»


И вот это правильно: вЯличие жалкого кремлёвского уёбища ничего, кроме насмешек не заслуживает.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: