Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

protesters-have-used-rocks-slingshots-catapults-and-molotov-cocktails

Страницы сайта

Рухнула еще одна надежда

Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия)

Рухнула еще одна надежда идеологов «русского мира»

Рухнула еще одна надежда
Олег Панфилов

В минувший вторник незамеченным прошло важное событие – рабочая группа под руководством академика Валерия Тишкова решила переименовать закон о российской нации в закон «Об основах государственной национальной политики». Объяснение странное, но ясное – неготовность общества к понятию единой нации, несмотря на то, что еще в октябре прошлого года Владимир Путин одобрил создание такого закона именно о «российской нации». Рухнула еще одна надежда идеологов «русского мира», — пишет Олег Панфилов для Крым.реалии.

Удивительное дело, но в самой большой по территории стране мира до сих пор нет государствообразующей нации. То есть, в России есть национальности, общности людей, относящих себя к определенной культуре и языку, антропологическому типу и сохраняющих традиции предков. Их насчитывают более 190. Цифра не совсем точная, потому что за последние десятилетия в результате тотальной ассимиляции и избавления народов от традиционного образа жизни и создания из них единой нации под названием «советский народ» исчезли эвремейсы и алюторцы, камасинцы и маторцы. Перед опасностью исчезнуть навсегда находятся еще несколько десятков малых народов и народностей.

«Советского народа» формально уже не существует четверть века, от него остались русскоязычные осетины и чуваши, мордва и калмыки, в «ближнем зарубежье» – русскоязычные таджики, кыргызы, казахи, белорусы. Они – жертвы насильственной ассимиляции, проводившейся последние 500-600 лет, когда вслед за «собирателями земель» шли учителя русского языка и священники Русской православной церкви. Было бы проще взять за пример другие государства, в которых сосуществуют разные народы с разными языками и культурами, например, США или Иран. Но США создавались как государство с определенной идеологией свободных людей, объединенных вокруг принципов демократии. В Иране сейчас объединяет людей ислам, а раньше – имперская история, которая создавала условия персам и азербайджанцам, армянам и арабам жить в одной стране.

Россия же создавалась в результате захватнических войн, издевательски называвшихся «собиранием земель русских», тогда как эти земли никогда не были ни русскими, ни российскими, поскольку захватывались исключительно из желания иметь огромную территорию и быть «пупом земли». Или Третьим Римом. Ни один малочисленный народ Сибири и Дальнего Востока не отдавал свою землю без войн – воевали отчаянно и долго, как чукчи сопротивлялись захвату 150 лет, как буряты и хакасы, как мордва и марийцы. Их убивали, оставшихся в живых обращали в православие, а со временем создавали условия, при которых они забывали родные языки и пользовались исключительно русским. Они и стали «русскими» как приложение к империи. Из маленького трехмиллионного Московского царства вдруг получилась Россия с населением в 111 миллионов «русских».

Собственно, закон о российской нации должен был спасти идею создания «русского мира», дать понять всему миру, что практически вся страна едина. И чеченцы, и аварцы, татары и чукчи, ханты и калмыки имеют точно такие же права, как и уже давно ассимилированные «русские». То есть, предложить им забыть окончательно, как были завоеваны их предки, как разрушались и сжигались их города и поселения, как генералы и царские чиновники распоряжались – кому сколько дать крепостных, кого отправить на работу и перевоспитание.

«Русского мира» не получилось, получился дикий национализм без национальности, когда за «русскую идею» в основном борются люди с фамилиями разного происхождения, и которые ни с какого бока не могут быть единым этносом. Они ведут себя как «воры в законе» в самом интернациональном криминальном сообществе, где существуют понятия, а не разделение по этническим признакам. Не согласны с идеей сочинить закон даже государственные чиновники из лидеров регионов. Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов заявил, что такого законопроекта «в природе существовать не может», и «он не принят фактически ни в одном государстве мира», так как формирование нации – это «объективный исторический процесс». Глава комитета Государственного совета Татарстана по образованию, культуре, науке и национальным вопросам Разиль Валеев заметил, что для реализации национальной политики в России есть Конституция, стратегия, государственная национальная политика и другие «хорошие законы».

Противники закона понимают опасность нивелирования населения и окончательного стирания этнических признаков, когда уже большинство из 190 народов и народностей России не используют родные языки в СМИ, а говорят в лучшем случае на «кухонных языках», используя бытовой лексикон. Любое объединение людей должно иметь принципы равноправия, а не насилия по языковому или этническому принципу. Американцев объединила Конституция и желание жить в свободной стране. Что может предложить россиянам Владимир Путин – большая загадка. Если участие этнических бурятов и якутов в спецоперации на Донбассе является государственной политикой, то почему она касается только военных действий?

Кремлевские идеологи мечутся от русского национализма к «российскому народу», плохо понимая, чем одно от другого отличается. Исследования антропологов до сих пор утверждают, что «русские» – это славяне, но почему они – в основном носители фамилий совсем неславянского происхождения – татарского, немецкого, армянского, французского и других, предки которых были в свое время ассимилированы и превращены в «русских». Существование населения не означает понимание этой массой своего будущего, поскольку их заставили забыть свое прошлое. Национальные традиции заменены пропагандой, когда за национальное выдается ложь и порочные призывы быть великими.

В этой идеологической неразберихе голову сломали социологи, перед которыми стоит сложная проблема: с одной стороны, сделать приятное Кремлю, с другой – не потерять окончательно стыд и совесть. Недавнее исследование ВЦИОМ показало степень безрассудства – «россияне вернули чувство национального престижа после Олимпиады в Сочи и присоединения Крыма к России», – говорит руководитель практики социального моделирования и прогнозирования ВЦИОМа Юлия Баскакова. С другой стороны, россияне понимают, что благополучие страны должно быть основано на развивающейся экономике. Руководитель Центра комплексных социальных исследований Института социологии РАН Владимир Петухов поясняет: «Что касается державнических настроений – они доминируют, но связаны с позиционированием России в мире, ее ролью на мировой арене. Внутри страны распространены ценности потребительской революции, либеральные ценности, которые выражаются в жизненных практиках – конкуренции, свободе предпринимательства».

Пропаганда в очередной раз сломала население огромной страны. Россиянам хочется быть «великими», но они плохо понимают, в чем это «величие» должно быть выражено. Если считать Фейсбук зеркалом, отражателем настроений населения, то признаками «величия» по-прежнему является агрессия и желание подавить других, соседей в первую очередь. В этой ситуации наречь одним названием несколько десятков миллионов человек, наверное, стыдно даже придворному ученому Валерию Тишкову, который был и директором академического института, и министром по делам национальностей. По всей видимости, еще долгое время придется разбираться с тем, что натворили цари-батюшки и коммунистические вожди, создавая территорию с населением без названия.

Источник«Обозреватель»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: