Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

2

Страницы сайта

Свежие комментарии

Все становится очень плохо

Ой, как по мне – так напротив, всё становится очень хорошо, и чем дальше, тем «более лучшЕе». Тьфу-тьфу – чтобы не спугнуть. Прорыв невозможен? Так и ладушки! Его и не должно быть. Все хотелки Кремля должны быть спущены в унитаз. До единой. И лучше бы – вместе с гением многоходовочек.


Все становится очень плохо: Путин постоянно думает об опасности

Все становится очень плохо
Фото: kremlin.ru

Прорыв, на который так надеются в Кремле, пока невозможен

Константин Боровой, российский оппозиционный политик, специально для «Апострофа»

7-8 июля в Гамбурге пройдет саммит «Большой двадцатки». Ранее предполагалось, что именно это мероприятие станет местом первой встречи президентов России и США. Но пока ни российская сторона, ни американская не подтверждают факт договоренности о встрече Дональда Трампа и Владимира Путина. Своим мнением о том, как для Путина пройдет саммит G20 и чего боятся в Кремле, с «Апострофом» поделился российский оппозиционный политик Константин Боровой.

Главная проблема Путина сейчас — контакты. Очевидно, что он в глубокой изоляции, и для любого политика даже самые простые контакты с Путиным — это очень много лишних вопросов от журналистов и граждан. А для Путина — частичное облегчение этой изоляции. Главное, что преследует Путин, — возможность начала хотя бы имитации переговоров с американцами. Сложившееся положение очень опасно для Путина и России, потому что ухудшение экономического и политического состояния страны происходит очень равномерно и постоянно. Последние ресурсы тают, их уже, собственно говоря, нет. Все становится очень плохо, но медленно, как Путин и сказал. Кремль постоянно думает об опасности всеобъемлющих санкций. Санкции, за которые недавно проголосовал Сенат США, — это намек на всеобъемлющие санкции. Секторальные санкции — это ведь очень серьезно. Любые сделки с РФ обладают повышенными рисками.

Последнее заявление Минобороны России, что они будут уничтожать любые летательные объекты в Сирии, могло бы стать поводом для Трампа отказаться от встречи с Путиным. Но я думаю, что встреча будет. Короткая. То есть мечта Путина о масштабной встрече, на которой будут обсуждаться и Сирия, и Украина, и невступление Украины в НАТО, и Крым, не сбудется. Переговоров в полном смысле этого слова, как и встреч с заранее сформированной повесткой и каким-то заключением соглашений, не будет. А встреча, которая может быть намеком на подготовку переговоров, возможно, произойдет. Даже предполагаю, что добросердечный Дональд Трамп может произнести добрые слова о возможности переговоров. Тем не менее, сделать прорывную акцию, как надеются в Кремле, пока невозможно.

Переговоры предполагают взаимные уступки, но Кремлем же не сделано совсем ничего. Понятно, почему Кремль, вместо того, чтобы решать проблемы, путем провокаций создает поводы для переговоров. А когда они не могут привести к результату, переговоры становятся бессмысленными.

Кроме Донбасса и Крыма, у европейских политиков очень много проблем: и единство Евросоюза, и ситуация в Сирии, вообще на Ближнем Востоке, и многие другие. Безусловно, проблема Украины — не главная на саммите. К сожалению. Мне кажется, для европейцев сейчас главное то, к чему призывает Дональд Трамп, — брать на себя больше ответственности за собственные решения и действия. Украинский кризис — это тоже результат бездействия европейцев. Если бы в 2008 году, во время начала войны в Грузии, реакция была адекватнее, если бы американцам не пришлось реально вмешиваться, чтобы остановить конфликт, а этим занимались бы европейцы, и не на уровне совершенно пустого соглашения Медведева-Саркози, может быть, сегодняшние проблемы Украины имели бы совершенно другой масштаб, европейские проблемы с единством выглядели бы иначе. Так что обсудить на саммите есть что, и очень много.

Константин Боровой, российский оппозиционный политик, специально для «Апострофа«

Источник«Апостроф»


Не знаю

И тут вот что. Для него неизвестно, что хуже – не ехать (например, резко заболеть. Имеет право живое существо, например, грипп подхватить? Им даже свинки и птички болеют, так чего бы и этому животному не заболеть), и тем самым вызвать град насмешек по сомнительному поводу (а вдруг и правда болел!), или – ехать, попасть в изоляцию хуже и нагляднее, чем было в Брисбене, и вызвать град насмешек по совершенно очевидному поводу, еще и подкрепленных материально – фотографиями и видеокадрами.

Не знаю, не знаю…

Склоняюсь к тому, что он Медведева пошлёт. И не туда, куда его давно следовало послать, а именно на G20 в Гамбург. Хотя и это опасно – стая вконец озвереет laugh

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: