Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Страницы сайта

Свежие комментарии

Зеленский ни при чем

Вот с тем, что украинцы сами подписали себе приговор, я согласен с Портниковым. Как и с целым рядом других его тезисов. Однако, на мой взгляд, он делает одну фундаментальную ошибку, из которой проистекают наивные, бессмысленные и – тем опасные ожидания. Но поговорим об этом ниже — Ремарки «Слова»

На титуле (в мобильной версии не отображается) — коллаж «Слова». Использовано фото replyua.net: Виталий Портников


Галина Остаповец

Зеленский ни при чем, украинцы сами подписали себе приговор. Эксклюзивное интервью с Портниковым

Президент Украины Владимир Зеленский до сих пор не осознал, что договариваться со своим российским коллегой Владимиром Путиным об окончании войны на Донбассе – бесполезно. Главной проблемой Зеленского является то, что он не понимает, что такое Украина в глазах современных россиян, сказал в интервью OBOZREVATEL украинский журналист и публицист Виталий Портников.

В первой части интервью читайте, почему серьезный экономический и социальный кризис в Украине начался бы в ближайшее время и без мировой пандемии коронавируса.

– Россия не собирается отпускать Украину, как бы на это ни надеялся президент Зеленский и как бы он ни хотел закончить войну на Донбассе?

– Российское политическое руководство не считает, что русские земли от Харькова до Ужгорода должны быть подарены США. Именно так выглядит российские представления о географии и политике. Для России Украина и Беларусь – это обычные российские территории, которые Запад, а прежде всего США, пытаются отобрать. Возвращение этих «несправедливо захваченных земель» является исторической миссией президента Путина.

Россия не Украину не собирается отпускать. Это абсолютно неправильная трактовка ситуации, которая возможна только с нашей точки зрения. Россия не собирается дарить врагу Киев, Харьков, Донецк, Полтаву и Сумы, условно говоря, так же, как не собирается дарить врагу Тамбов, Брянск и Воронеж. Никакой разницы для российского политического деятеля между Воронежем и Киевом не существует.

Недавно разговаривал с российским коллегой, который мне сказал достаточно умные слова. Если бы российские руководители могли хотя бы допустить, что они допускают существование украинского государства, возможно, они бы получили контроль над ним гораздо быстрее, чем сейчас, когда они даже не пытаются сделать вид, что готовы согласиться с таким существованием. Это касается и белорусов.

Для Владимира Путина и российского руководства Украина и Беларусь – это просто политическая ошибка и попытки назвать какими-то непонятными словами русские земли на западе России. Недавно Путин сам сказал об этом в интервью, назвав украинцев выдумкой австрийского генерального штаба. Он в этом уверен, и я не думаю, что это убеждение он собирается покидать.

– Думаете, Зеленский до сих пор не осознал, что договариваться с Россией невозможно, пока там Путин?

– Он этого не осознает так же, как Путин не понимает, что такое Украина. Более того, главной проблемой Зеленского является то, что он не понимает, что такое Украина в глазах современных россиян. Владимир Зеленский, и это для меня очень странно, потому что он моложе меня, по менталитету человек абсолютно советский. Возможно, сказалось семейное воспитание, возможно, это влияние региона, где рос Зеленский… Как бы там ни было, но когда едешь на запад от Киева, попадаешь в очень неразвитую и архаичную, но в Европу. А вот когда едешь на восток от Киева, попадаешь в архаичный Советский Союз.

Наши восточные регионы не напоминают Европу, но они не похожи и на Россию. Они долгое время напоминали Советский Союз и это начало меняться с начала 2014 года. За последние десятилетия все очень изменилось. Если мы хотим анализировать логику президента Украины и его мировосприятие, должны анализировать его советское представление о мире.

Это жизнь в советской Украине и восприятие ее как некоего субъекта, у которого хорошие и дружеские отношения с Россией, что они пострадали из-за действий каких-то радикальных сил в обеих странах. Зеленский сам ответил Путину на его критику о радикальных настроениях в Украине, мол, «у вас есть радикалы, и у нас есть радикалы». Думаю, что Зеленский, который, я повторяю никогда на занимался политикой и не следил за политическими процессами, вряд ли осознает всю степень изменений, которые произошли за последние десятилетия как в украинском, так и российском политическом пространстве.

– О каких именно изменениях идет речь?

– В украинском политическом мышлении появились миллионы людей, которые сформировали украинскую политическую нацию и которые считают, что Украина может быть европейским государством с собственной идентичностью, с собственным видением будущего и собственным выбором. Думаю, определенная часть этих людей голосовала за Зеленского на выборах 2019 года. Но Зеленский не президент этих людей, он президент тех, кто застрял в советском понимании Украины.

В российском восприятии реальности тоже есть серьезные изменения. Россияне, воспринимавшие Россию и Беларусь как часть союзного советского государства, начали воспринимать украинские и белорусские земли, как часть исторической территории России. И вот тут есть большое противоречие. Вариант, который Зеленский видит, как вариант решения конфликта с Россией, не воспринимается не только украинскими патриотами, но и российскими тоже. Зеленский застрял между теми людьми, которые хотят независимой и самостоятельной Украины и теми людьми, кто хочет восстановления российской империи. Президент, у которого нет государственного мышления, не может договориться ни с теми, ни с другими людьми. Его шаги на внешнем политическом направлении могут привести к большим ошибкам.

– Разве этого еще не произошло? Существует же мнение, что после избрания Зеленского президентом Украину буквально не воспринимают как субъекта для переговоров. Мол, Франция и Германия уже давно бы сдали нас, если бы не политическое лицо.

– Западная политика строится не по тем законам, по которым строится политика Украины или России. В российских условиях выборы – это плебисцит, который организуют для поддержки Путина. В украинских условиях выборы – это то, что организуют олигархи. Выборы 2019 показали нам, что они могут сделать президентом даже несуществующего политика, если это соответствует их сиюминутным интересам. Неважно, что думают российские и украинские избиратели. Вместо головы украинского и российского избирателя стоит олигархическое телевидение, более огосударствленное в России и менее огосударствленное в Украине. Этим российская и украинская демократия не отличаются. Мы говорим о демократии безответственных людей.

Единственным лекарством в Украине от этой безответственной демократии всегда были восстания. Они если и не позволяли исправить внешнеполитические ошибки, то хотя бы спасали государство от исчезновения.

На Западе политика связана с интересами избирателей – это реальная борьба и реальная конкуренция. Западному политику постоянно нужно объяснять, почему вводят санкции против России, почему западный мир должен нести потери, почему должен принимать участие в защите Украины от российской агрессии. Чтобы такие объяснения были, нужна готовность самой Украины к сопротивлению. Это залог того, что большое количество людей на Западе, воспитанное на определенных ценностях, понимает логику действий своих политиков и отдает свои голоса за тех, кто будет эти ценности поддерживать. Так было не только с Украиной. Так было с балканскими странами во время войны в Югославии, когда симпатии западного общества были на стороне жертвы, а не агрессора.

В наших условиях, до того момента, пока украинское государство отстаивала свое право на сопротивление, транслировала его на международных встречах, на конференциях, демонстрировала свое отношение к агрессивной политике Москвы, западным политикам, которые были нашими друзьями, было легче отстаивать эти позиции. Политикам, которые не были нашими друзьями, было труднее отстаивать свое желание помириться с Москвой.

– Получается, теперь их задачи гораздо проще?

– Да, гораздо труднее становится тем, кто желает сопротивляться агрессии России. В ситуации, когда сам президент Зеленский, вопреки рекомендациям наших западных союзников, постоянно проводит телефонные разговоры с Путиным, говорит о том, что он готов к двусторонним встречам с ним, что он увидел в глазах Путина мир, то в принципе надо сказать, что надеяться на западных партнеров, что они будут делать что-то для нас, но без нас, было бы достаточно наивно.

Возвращаюсь к тезису Порошенко о том, что Запад, мир, не будет защищать нас больше чем мы сами готовы себя защищать, – Ремарки «Слова»

Именно поэтому девять месяцев пребывания президента Зеленского на должности президента Украины не могли не привести к резкой потере нашим государством внешнеполитических позиций. Одним из важных наших достижений ситуации 2014-2019 годов были именно эти международные позиции, международный фронт в поддержку Украины. Благодаря этому удавалось поддерживать санкции против России. Этот фронт стал исчезать, обескровливаться после того, как западные политики убедились, что украинское общество сделало другой выбор в 2019 году.

Украинцы своим выбором подписали приговор фронту международной солидарности, поэтому не надо винить ни Меркель, ни Макрона и даже Зеленского. Он и не скрывал своего желания иметь такие отношения с Путиным. Надо винить самих себя. Это не первый и не последний случай, когда украинцы собственноручно разрушают собственные попытки создать независимое, сильное и демократическое государство.

Еще не все полностью разрушено, но мы находимся в процессе разрушения государственности и не знаем, к каким последствиям приведет этот процесс.

Почему это не знаем? Тоже мне, бином Ньютона! В результате разрушения Колизея остались развалины Колизея. Исторический памятник. В результате сброса немецкими Юнкерсами и итальянскими Савойя и Дорнье на Гернику примерно сорока тонн смертоносного груза, три четверти города было разрушено, остальное погибло в пожарах. И осталось пустое место, на котором потом и построили новый современный город Герни́ка-и-Лу́но. Но это сильно потом.

Так что даёт основания считать, что разрушение украинской государственности приведёт к противоположным последствиям? К возникновению города-сада, например?

Развалины. И реальный шанс у слова «Украина» стать историческим памятником, а у мовы — перспектива стать мёртвым языком, — Ремарки «Слова»

Источниксайт «Обозреватель»


Ремарки «Слова»

Будет вполне комфортно?

Так вот, Портников прав, когда пишет: «Российское политическое руководство не считает, что русские земли от Харькова до Ужгорода должны быть подарены США. Именно так выглядит российские представления о географии и политике. Для России Украина и Беларусь – это обычные российские территории».

Ошибается он не в этом, а в том, что считает, будто взгляды Зеленского на это вопрос отличаются от российских. А они НЕ отличаются.

Именно поэтому не стоит надеяться, что Зеленский что-то «поймёт». Он не поймёт. Он тоже считает, что, мол, «адиннарот», и поэтому ему не нужна граница с Эрэфией. И что порноактрисе Украине (читай – проститутке) будет вполне комфортно под постоянным клиентом, который, к тому же и привычный, и всегда рядом.

И поэтому он своё предательство даже не воспринимает как предательство. Полагая, что надо просто восстановить «единство», при котором он вполне удовольствовался бы ролью губернатора в российской губернии Украина. В отличие от того же Лукашенко, например.

Вот в этом и ужас ситуации: другой картины мира в черепе Зеленского никогда не будет. Как и в черепе кремлёвского упыря.

 
Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Рубрики