Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

marshMira5

Страницы сайта

Свежие комментарии

Природа власти

«Определение об епархиальном управлении» от 22.02.1918 г. констатирует: «архиерей пользуется, по Божественному полномочию, всей полнотой иерархической власти в делах веро- и нравоучения,священнодействия и пастырского душепопечения». Аналогичный текст мы находим в Уставе РПЦ (гл.10 ст.11). Он тоже подразумевает «Божественное полномочие» власти, которой епископ «пользуется». Текст «Положения о церковном суде РПЦ МП» (далее-Положение) существенно отличается от Устава (гл.10 ст.11) в понимании природы власти епископа. В отличие от Устава, Положение передаёт судебную власть в собственность епископу. Епископ приватизирует власть и может «делегировать епархиальному суду». «Божественные полномочия» не подразумеваются там, где епископ оказывается источником «канонической власти», которая «из него проистекает» (Положение ст.3 п.2). Являясь подзаконным актом Устава РПЦ, Положение вступает в противоречие с ним. Признав епископа источником правовой власти, Положение не обосновало каноничность заявленной позиции. Правовая власть никогда не получала в церкви богословского обоснования, поскольку корни права остаются вне церковных пределов.

В исторической ретроспективе власть имеет одно из трёх оснований:

1. В монархиях власть имела божественную санкцию. Правитель являлся либо богом, как римский кесарь и египетский фараон, либо помазанником Бога, как библейские цари, византийские и российские самодержцы. Помазание не входит в таинство поставления епископа. Восточная Церковь, в отличие от Западной, не называет епископа наместником или помазанником Бога.

2. Демократическое государство исходит из либеральной системы ценностей. Оно ставит человека в центр законодательства. Государственная власть обоснована интересами, правами и свободами человека, как видим в Конституции России (ст.2). В первом случае источником власти является Бог, во втором – человек.

3. Главой Церкви является Богочеловек: «Того дал главу выше всех Церкви» (Еф.1,22). Иисусу Христу принадлежит полнота власти: «Ему слава и держава во веки» (1Пет.5,11). Власть епископа можно обосновать послушанием Христу: «паси овец моих» (Ин. 21, 16). Это повеление имеет условие: «любишь ли ты Меня?». Во Христе обоснована власть любви. На её основе возникает пастырство. «Одно стадо и один Пастырь» (Ин.10,16). Христос не отдаёт овец в собственность епископу. Он доверяет овец его попечению и потребует отчета, как следует из молитвы на поставление. Так понимает власть епископа традиция Восточной Церкви.

Епископы РПЦ считают себя хозяевами стада, отнимая его у Христа.

Господь чётко определил характер власти в церкви: «Цари господствуют над народами и владеющие ими благодетелями называются. А вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий – как служащий…Я посреди вас, как служащий» (Лк.22: 25, 27). «Если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример» (Ин. 13, 14). Власть насилия разделяет. Власть любви соединяет.

Положение не обосновало правовую власть епископа. Власть, «проистекающая» из персональной воли человека, не нуждается в обосновании. Самовластие само себя обосновывает. Возникает уникальная система ценностей, в которой власть не имеет обоснования ни в Боге, ни в человеке. В её основу положено самовластие функции, в которую Положение превращает епископа. Неумолимая логика ведёт к одному из двух обоснований своевластия: либо – гуманистической идее сверхчеловека, либо — культу человекобога. В этой системе вполне логично отрицание интересов, прав и свобод христианина. С такой же необходимостью исключается Божественная власть. Власть имеет только один источник и одного Собственника. Нечестиво предполагать, что Бог разделяет власть с епископом. Если признать Положение церковным документом, возникает неправомерное разделение прав и ответственности.

Права и свободы принадлежат епископу, но на него не возложена ответственность. Исполнять долг и нести ответственность обязаны все «прочие», но они не имеют имеют прав и свобод.

В Положении нет слов «справедливость и правосудие, Бог и человек». Исключая правосудие, авторы пренебрегают человеческой личностью, в которой отражён Лик Христов: «как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф.25, 40). Положение ставит задачу навести порядок: «оградить паству Церкви Божией от ересей, расколов, нестроений и бесчиния, помогать покаянию, исправлению и спасению преступников, имея в мыслях благо святой РПЦ и спасение ближних» (Присяга судьи).

Общие слова исключают заботу о правах, достоинстве и судьбе конкретного христианина, позволяя пренебречь человеком во имя отвлеченных целей: «лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели весь народ погиб» (Ин.11,50). Иисус приносит в жертву Самого Себя. Каиафа предлагает принести в жертву Иисуса. Результат одинаковый: «Сын Человеческий идёт, как писано о Нём». Но разная мораль: «горе человеку тому, имже Сын Человеческий предается» (Мф.26, 24). Это вопрос о жертвенности и целесообразности. Лукавая мудрость Каиафы нашла опору в документах РПЦ. Христова Церковь является Богочеловеческим организмом. Её нельзя ни обезбожить, ни обесчеловечить. Принцип Каиафы, заложенный в церковные документы, искажает природу Церкви.

 
Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики