Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

130113_0021_20

Страницы сайта

Свежие комментарии

Антироссийская история

Георгий Мирский историк, заслуженный деятель науки РФ, обладатель премии фонда Макартура

В Государственной Думе готовят закон об антироссийской деятельности. Представляю себе последствия этого. Итак, через несколько лет – разговор заключенных в камере или на прогулке.

– Иван Сергеевич, вот уж несколько дней вместе сидим, а так и не знаем, кого за что посадили. Вы вот, я слышал, учитель истории, какая у вас АРД (антироссийская деятельность) могла быть среди школьников-то?

– А вот там ее и нашли. Одного ученика отец вечером спрашивает, что сегодня проходили, а тот говорит: Куликовская битва, освобождение России от  татаро-монгольского ига. А отец, как на грех, в правлении жилищного кооператива работает, там их теперь каждую неделю «Единая Россия» политграмоте учит, с последними указаниями знакомит. Что-то ему не то показалось, с ведущим политзанятий поделился, а тот прямо в прокуратуру: проверить, мол, надо на АРД. Пришли домой, говорят: как же вы не знаете, что не было никакого татаро-монгольского ига, это враги придумали, чтобы национальную рознь сеять с татарским народом, а Куликовская битва–это не русских против татар, а наоборот, русские с татарами вместе против западной интервенции; что, министра Мединского не читали? А уж как до Следственного комитета дошло – следователь основательно за дело взялся. Показывайте конспекты лекций, говорит. А у меня еще старые некоторые остались, с советского времени, я уж по ним, конечно, тридцать лет как не читаю, а вот уничтожить не сообразил, старый дурак. Поглядели они, а там – батюшки-светы! И Карл Маркс – «Московская история – это история Орды, пришитая к истории Руси белыми нитками и полностью фальсифицированная». И Энгельс – «Любой захват территории, любое насилие, любое угнетение Россия осуществляла не иначе, как под предлогом просвещения, освобождения народов.» Вы не удивляйтесь, что я наизусть помню, хотя раньше и забыл давно: на суде мне беспрерывно эти цитаты в морду тыкали, и еще: с какой целью вы детям рассказываете, что у большевиков была такая формулировка – «Царская Россия–жандарм Европы», а Сталин, мол, говорил: «Царскую Россию били все», да  еще нашли про Нансена, как он помощь голодающим Поволжья организовал, да про голодомор, да про ленд-лиз… Ну и ну, говорят, это уж система целая получается. Признавайтесь, от кого инструкции получали среди русских детей враждебную пропаганду вести, сказки рассказывать, будто бы американцы на Луну летали, отрицать, что Аляска и Калифорния исконные русские земли?» Тут уж не выкрутишься… Прокурор восемь лет требовал, судья шесть дала. Ровно столько, сколько и вам, кажется, Павел Вадимович? Но вы-то врач, вас за что?

– Вот тебе на, да вы что, не видите, сколько здесь врачей сидит? Одни за лекарства, другие за длинный язык, а я и за то и за другое. Черт меня дернул сказать двум онкологическим больным, что, мол, лекарства-то у нас есть не хуже, чем за границей, и квалификация врачей не хуже, чем в Германии и Израиле, да из-за законов о наркотиках ни хрена не достанешь. Ну, больные настучали, ясное дело, и мне пришили попытку восстановить народ против власти: всех можно вылечить, дескать, да власть не дает. Я уж пробовал выкрутиться, да только хуже себе сделал: стал говорить, что власть вовсе не виновата, просто нет еще у нас таких лекарств, как на Западе. Ах, вот как, говорят, значит внушаешь людям, что наше руководство промышленностью не занимается, за столько лет не смогли наладить выпуск первоклассных лекарств? Я им отвечаю, что вовсе нынешние власти не причем, и в прежние времена, советские, медицина у нас была пусть и бесплатная, да запущенная. Тут уж они на меня: ну вот и все ясно, значит, вы людям в голову вбить хотите, что всегда в России плохо было, значит, народ наш такой? Вот тут-то вся ваша русофобия и проявилась. Да тут еще медсестра призналась, что я насчет международного трибунала по Боингу высказался: надо, мол, нам участвовать, ведь не мы же сбили, чего нам бояться. Как об этом на суде сказали – ну, думаю, сейчас меня линчуют. Из зала прямо орут: «Тебе, падла, кто платит, ЦРУ или хунта?» Правда, главврач за меня заступился, мол, беседу со мной проведет, разъяснит, что это контрпродуктивно, как сказал Чуркин, что ж он, простое русское слово не поймет? Шесть лет дали.

– Ну а вы-то, Евгений Геннадьевич? Не учитель, не журналист, не врач, а менеджер среднего, можно сказать, калибра. От политики вроде далек, а пять лет огребли. На чем прокололись-то?

– Да ни за что не угадаете. Сидели после работы у телевизора, остались, чтобы международные автогонки посмотреть. Друг перед другом под стакан хвастаться стали, кто сколько иностранных марок знает, и вот тут я сдуру как брякну: Студебеккер. Все на меня: откуда это, нет таких марок. А я им: да знаю, что теперь нет, а мне вот дед рассказывал, как они в войну на этих Студерах Катюши возили, сколько тысяч людей эти грузовики спасли своей приемистостью, по сравнению с ЗИСом с места-то, мол, как после залпа срывались… Замолчали все, смотрю, а зам главного говорит: «Знаешь что, Женя, ты брось здесь эту агитацию разводить. Ты что, последний документальный сериал не видел, там прямо сказано, что мы воевали не против Германии, а против всего Запада, и главный враг был–американцы, они этого наивного дурачка Гитлера вооружили и на нас толкнули, а для видимости какое-то барахло нам привозили. И ты еще со своим х…беккером. Сразу видно, что в тебе что-то не наше есть» Смотрю, все отвернулись, разошлись, никто не попрощался. Понимают ребята, какое время настало, а я вот не сообразил. Кто из них телегу на меня послал, не знаю, но чувствую: приглядываться ко мне стали. А тут как раз создали эту… ВКБАРД , Всероссийскую комиссию по борьбе с антироссийской деятельностью, ну вы все помните, по всем учреждениям и предприятиям комитеты образовывать стали, у нас половина офиса записалась. И вот приходит ко мне Сережка Козлов, ну пока я там на кухне хлопочу, книжку одну ухватил и спрятал, глаз наметанный. А когда комитет очередное собрание созвал для поддержания патриотизма и нравственности (помните, в сентябре тогда по всей стране прошло), Сережка и выскочил. Во-первых, говорит, так и тянет его всегда на Запад, независимо от политической обстановки. Уж Крым когда вернули, все туда в отпуск ездят, а ему все : Сицилия. Сицилия… Во-вторых, я у него дома книжку одну нашел, Хомякова, и вот подчеркнутые строчки (на самом деле он же сам и подчеркнул) про Россию: «В судах черна неправдой черной и игом рабства клеймена, безбожной лести, лжи тлетворной и лени мертвой и позорной и всякой мерзости полна». Что тут началось! Кадровик сразу: «Давайте адрес этого Хомякова». Да он уж, говорю, небось лет двести как умер, да и вообще он про николаевскую Россию писал. «Знаем, – кричат, – эти штучки, про николаевскую, а может про владимирскую?» Смотрю, весь коллектив на меня, каждый что-нибудь да скажет, а женщины так совсем заклевали: развратник, мол, сто баб имеет, а сам скрытый гей и педофил. Не выдержал я, говорю: «Ну, ребята, не знал, что вы такие! До чего ж, – говорю, – русский народ дошел, оказывается – все как при Сталине, расстрелов еще только не хватает». Вот это-то меня и погубило окончательно, нельзя было слова о русском народе говорить, ясное дело – русофобия и АРД. На суде слова не дали сказать, прокурор семь лет требовал, но судья пять дал. «Молодой еще, – говорит, – со временем поймет, в какой стране ему жить счастье привалило».

А следователь Орлов все разъяснил. «Вы, -говорит, — не думайте, что власть вас боится. Да никакой опасности от вас уже не будет, вы теперь до самой смерти рот не раскроете. Не поэтому вас посадили, а для общественного резонанса, чтобы все знали: есть вещи, которые власть не потерпит и не простит, вся эта оппозиция, критика, протесты, права человека. Надо, чтобы всем стало ясно: кончилось время либералов, демократов, всяких там правозащитников. Для этого вас и сажаем, чтобы пример был наглядный, чтобы других людей предостеречь, спасти даже; поэтому и есть польза от процессов. Пострадайте уж для России, вину свою искупите». Вот так. Конечно, после такого разъяснения легче стало. Как в Китае при Мао говорили: «Если знаешь, отчего плохо, это все равно, что хорошо».

Источник – «Эхо Москвы» http://echo.msk.ru/blog/georgy_mirsky/1592992-echo/

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: