Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

150912_0039_22

Страницы сайта

Свежие комментарии

Без безопасности

Виталий Портников

Без безопасностиКогда полгода назад убили Бориса Немцова, для многих это преступление казалось естественным продолжением привычного российского бесправия. В самом деле, почему Старовойтову можно, Политковскую можно, а Немцова нельзя? Непонимание отличия этого убийства от прочих российских политических убийств и не позволило понять, что к моменту расправы над Немцовым правила игры не изменились, а исчезли.

Собственно, это как с Крымом. До его аннексии российские власти — и при Ельцине, и при Путине — никогда не переходили красных линий, отделявших условное уважение к международному праву от полного к нему презрения. Да, они могли помогать сохраниться сепаратистскому анклаву в Приднестровье, но при этом утверждали, что выступают за молдавскую территориальную целостность. Да, они могли даже признать фиктивную государственность Абхазии и Южной Осетии, но при этом утверждали, что поддерживают право народов на самоопределение и не претендуют на грузинскую территорию. С аннексией Крыма все изменилось.  И не только потому, что Путин смачно плюнул в лицо всему остальному миру. А еще и потому, что российский президент впервые откровенно продемонстрировал готовность присоединять к России территории бывшего Советского Союза. И после этого все изменилось навсегда — и отношения России с внешним миром, и ее контакты с соседями, и будущее самой страны.

С убийством Немцова та же история. Ни Старовойтова, ни Юшенков, ни Политковская никогда не были своими для группы товарищей, приватизировавших Россию после краха КПСС. А Немцов — так уж сложились его жизнь и карьера — был. Неписаные законы существования российской номенклатуры гласили, что такого человека можно шельмовать, штрафовать, даже сажать — но не убивать. Даже с Ходорковским, который был «рядом со своими», не расправились физически, а только посадили и ограбили.

Поэтому Немцов действительно мог ощущать себя в относительной безопасности. И поэтому он одним из первых заговорил о своей возможной смерти — потому что понял, что после Крыма больше нет никаких правил. Собственно, это очень похоже на Советский Союз после убийства Кирова — только в обратном порядке: вначале стали расстреливать бывших членов Политбюро, потом начались массовые репрессии, а уж затем оккупация территории других стран. Сталин сознательно формировал режим, в котором не действовали никакие внутренние правила и каждый был рабом настроения диктатора или просто стечения обстоятельств. И Путин сегодня делает то же самое — не обладая и десятой долей сталинского репрессивного ресурса. И именно поэтому в российском будущем еще меньше правил и закономерностей, чем в советском.

В России после Крыма и Немцова действительно может произойти все что угодно.

Источник – зеркало сайта «Грани РУ».  Пока ещё не заблокирован тварями РосГнуси.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: