Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

bes1

Страницы сайта

Свежие комментарии

Евгения Альбац на «Эхе»

В гостях у Татьяны Фельгенгауэр на «Эхе Москвы» главный редактор журнала «The New Times» Евгения Альбац. Я привожу только выжимку, и только слова самой Евгении Альбац. Структурирую. Ну, может, разбавлю парочкой своих реплик в квадратных скобках.


О сроке Сенцову

― Я думаю, что Путин понимает, что санкции не будут сняты. Поэтому всякая оглядка на Европу и на мировое общественное мнение оставлена в стороне. И это прежде всего направлено вовнутрь: показать, что миндальничать закончили, что будут большие сроки.

Самое страшное, конечно, в этой истории, что, как мне представляется, абсолютно нарушена презумпция невиновности. Обвинение Сенцову базируется на показаниях двух людей, один из которых отказался от этих показаний, а второй в особом порядке осужден на 7 лет. И как об этом много тоже писали и говорили адвокаты, они все подвергались пыткам. Причем, явно следователям мерещатся лавры Абу-Грейба, поэтому там электрические машинки к половым органам, ласточки и так далее. То есть над ними не только их пытали, но над ними издевались. И это, собственно, единственное, что есть.

Есть некие показания о неких намерениях совершить некие действия. Вот это всё. Насколько я понимаю, ничего больше в этом деле нет.

[Грубая ошибка. Понятие «презумпция невиновности» принадлежит юриспруденции и имеет смысл только на правовом поле. Но в случае с бандостаном Эрэфией в нём смыла нет, потому что здесь нет ни юриспруденции, ни правового поля. Поле, которое есть здесь, полностью помещается в парадигму «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать», – модератор]

Мне хочется думать, что такой срок дан для того, чтобы обменять потом ребят (и, скорее всего, и Савченко получит, конечно, большой срок) на наших военнослужащих, которые были захвачены на Донбассе, которых, очевидно, будут судить и, вероятно, они могут получить какие-то существенные сроки.

 

[Еще одна грубая ошибка. ОНО уже отказалось от «наших военнослужащих». На их судьбы ему и изначально было наплевать, но если сейчас оно произведет такой обмен, то признает, что опять брехало, что это таки «наши военнослужащие». Мало того, история с обменами – если держаться в рамках «нас там нет», это история между донецкими «ополченцами» и Украиной. А КАК технически обменивать Савченко или Сенцова, которые, и весь мир это знает, не находятся у «ополченцев», а находятся в Эрэфии, и чтобы при этом не вывалиться из рамок «нас там нет»? – модератор]

Я иного объяснения вот такой жестокости не нахожу. Но дело тут не только в жестокости, дело в том, что создан прецедент, когда за некое намерение, повторю, основанное на показаниях, данных под пытками, под издевательствами, люди получили срок.

Это, конечно, сильно напоминает то, что было в сталинские времена – об этом, собственно, довольно много писали. Я когда-то очень много прочитала различных дел, когда людей осуждали ровно по показаниям тех, кого перед этим ставили на стойке, пытали пробочками и так далее.

О перспективах массовых протестов

― Ну это, ведь, понимаете, всё до поры, до времени. Это пока еще люди не связывают аннексию Крыма и войну на востоке Украины с тем, что инфляция июль к июлю по данным того, что на сайте Центрального Банка Российской Федерации, 15,6%. Люди еще не до конца понимают, что те антисанкции, то есть ограничения на ввоз продуктов…

Пока еще реальные доходы населения упали только на 6%. Очевидно совершенно, что с дальнейшим падением нефти, цены на нефть, и курса рубля люди начнут всё больше ощущать, что они стали просто реально беднее. Они просто пока не отдают себе отчет.

И я думаю, что власть как раз это очень хорошо понимает. И понимает, что в какой-то момент денег закрывать социальные дыры не хватит, покупать лояльность населения будет не на что, покупать лояльность защищающих их силовиков будет не на что, и вот именно для того, чтобы никому даже в голову не пришло поднять голову, и принимаются такие приговоры.

О последствиях санкций

…Вы понимаете, сделать тут ничего нельзя. Мы – заложники этой власти, потому что мы же с вами понимаем, что одна часть связана там с ослаблением экономики Китая и замедлением экономики Китая, и с тем, что такое количество энергоресурсов не нужно и поэтому падают цены на нефть. Ну, там еще несколько факторов, но не важно.

Самый главный заключается в том, что это одна часть. А вторая часть в ослаблении рубля связана с санкциями и с политическими рисками, которые существуют в стране. Поэтому 150 миллиардов ушло в прошлом году и 100 миллиардов уйдет в этом.

Кому война, кому мать родна или о рыбке в мутной воде

Ну, вот, мы сегодня с вами наблюдали сообщения о том, что начали изымать моющие средства.

самый простой ответ, что кто-нибудь сейчас построит быстренько заводик по производству каких-нибудь там чистящих изделий. Какой-то дружественный бизнес. Для этого надо быстренько убрать с рынка конкурентов.

Ну, посмотрите, ну, вот, так же, как, например, там министр сельского хозяйства Ткачев говорил о том, что надо прекратить завоз виноматериала в Россию, да? Притом, что понятно, что у нас нет своего достаточно такого виноматериала.

Сразу начинаешь думать то, что не раз писалось в интернете, что у Ткачева есть собственный интерес в виноградниках, что у него есть какие-то виноградники или у людей, близких ему, аффилированных с ним, есть и виноградники, есть и идеи развивать виноделие. Что им движет личный интерес. И вообще вся теория бюрократии нам, собственно, и говорит, что, конечно же, движет личный интерес.

Вот и всё. Я думаю, что довольно скоро мы узнаем, у кого какой интерес есть на рынке стиральных порошков. Мы уже знаем, как выиграло „Русское море“ от того, что норвежский лосось ушел с российского рынка. Ну и так далее. В конечном итоге это всегда борьба за  рынок и за деньги, за возможность быть монополистом на этом рынке.

О природе режима

При этом надо понимать, что у власти в России находятся самые репрессивные наследники советской системы, да? Это выходцы из КГБ, Лубянка.

Это институт, который не знает другого инструментария кроме репрессий. Не знает другого инструментария кроме того, чтобы переламывать через колено. Как далеко они зайдут, трудно сказать, потому что в отличие от советского времени у них есть сейчас экономические интересы, финансовые интересы и так далее – они тоже теряют деньги (не только мы).

О Якунине

Но очевидно, та же ситуация с Якуниным, которого сняли с поста РЖД, хотя он входит в ближайший круг Путина, показывает, что во власти есть понимание, что надо чего-то… Вот, становится довольно плохо.

Я честно вам скажу, не знаю. Вот, я прочитала всё, что можно было прочитать, и с кем-то удалось поговорить. Я пока не очень понимаю (что-то там такое произошло).

[Вот это – золотые слова. «не знаю». И этими словами нужно заменить любые попытки рационального объяснения того, что происходит. У параноидального бреда нет, и не может быть рациональных объяснений. Что адекватно соответствовать этому бреду, нужно самому стать параноиком, другого способа не существует, – модератор]

О стабильности «вертикали» и дутой лояльности

Сейчас, когда Путин себя чувствует загнанным в угол и когда он всё время просит встречи с Обамой…

…Путин – прагматик. И это, наверное, самая сильная его черта, и это то, на что нам остается надеяться (что он прагматик). И он, наверное, понимает, что без инвестиций, без западных денег, которые значительно дешевле, чем внутри страны, без рефинансирования и рекредитования экономика просто не может развиваться. Не может развиваться экономика, не будет никакого роста ВВП, соответственно, будут падать доходы, будет расти недовольство. И там плевать, что это недовольство среди народонаселения – это, в конце концов, всегда можно задавить. Но он хорошо помнит, как неспособность советской власти оплачивать силовые органы, вот тех, кто защищает режим, привела, собственно, к крушению советской власти в августе 1991 года, как мы хорошо это помним.

[Опять попытка рационального объяснения параноидального бреда сбесившейся крысы, которой плевать на экономику, на рост ВВП, и на всё прочее. Она занята поисками способов выживания, и только, – модератор]

― Ну как „стабильно“, Тань? Смотрите, 2,5 миллиона людей в погонах, которые лишены конституционного права на свободу передвижения. Это записано в Конституции, вообще-то, у нас (свобода передвижений). Эти люди поражены в правах. Понятно, что за это поражение в правах им платятся очень высокие зарплаты, бонусы и так далее, и так далее. И тем не менее, для кого-то это проблема, потому что они не могут выехать на лечение за границу, а для кого-то то, что они привыкли съездить в оптовые магазины Италии, там, или Франции и закупиться на год вперед. В любом случае это вряд ли доставляет удовольствие многим из тех, кто сейчас не может ездить за границу.

Поэтому это всегда временная лояльность. Посмотрите, сейчас 10% полицейских уволено в Москве. Значит, опять, ну, понятно, что из этих 10%, наверное, половина – это там всякие вакансии, которые были в центральном аппарате, и их сейчас просто сократили. Но тем не менее, это порождает новый слой недовольных.

Так что, на самом деле, далеко не все силовики… У меня как-то язык не поворачивается называть их „правоохранителями“, особенно после сегодняшнего приговора Олегу Сенцову и всей этой катавасии с Васильевой.

Далеко не все они являются опорой режима. Я не случайно подчеркиваю, что у власти находится корпорация, то есть это люди, которые имеют общий бекграунд, похожее образование, говорят на едином, на понятном арго, своем языке. У них есть свои представления о чести, о правильном и неправильном, и так далее. Туда совершенно не входят полицейские. И военные туда не входят. Это очень узкая корпорация, и они прежде всего (эти выходцы из КГБ и сотрудники ФСБ), они являются главными бенефициарами этого режима.

знаете, в последней программе, пропагандистской программе „Вести недели“ говорилось там о том, что Украина планирует какой-то захват Донецка с двух сторон, еще как-то. Это говорит о том, что, скорее всего, российские власти готовят общественное мнение к новому обострению на Донбассе.

Мне очень хотелось бы верить, что какое-то благоразумие возобладает, и они поймут, что, вот, последнее, что им надо, это в условиях падающего рубля, падающей нефти и обвала на рынках снова начинать боевые действия на Донбассе.

[Никакое благоразумие «возобладать» не может – по причине полного отсутствия оного. Возобладать может только страх перед последствиями. Смысла в этом нет, потому что ОНО уже натворило столько, что вполне тянет на исход Каддафи, а хуже уже не будет. Так что надежда не на «прагматизм», надежда как раз на паранойю – на то, что ОНО думает, что МОЖЕТ БЫТЬ хуже, и на то, что станет этого бояться, – модератор]

Источник – «Эхо Москвы»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: