Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

29-40_0002_10

Страницы сайта

Как «сдавали» Крым и Донбасс

как "сдавали" Крым и Донбасс
Экс-глава СВР Украины генерал армии Маломуж был одним из авторов концепции работы СБУ

Экс-глава Службы внешней разведки Украины — о том, как «сдавали» Крым и Донбасс

Елена Геда

Николай Маломуж утверждает, что об оккупации востока и даже операции российского спецназа под Иловайском Киев знал заранее, и объясняет его инертность

О Николае Маломуже, экс-главе Службы внешней разведки Украины, в кругах разведчиков ходят легенды. К примеру, в 1991 году он спрятал картотеку агентурного аппарата КГБ УССР и таким образом помешал вывезти ее в Москву. Также как раз при нем украинская разведка предупреждала США о готовящейся операции по башням-близнецам за восемь месяцев до теракта.

Генерал армии Маломуж был одним из авторов концепции работы СБУ, он лично знаком со многими влиятельными политиками как в Украине, так и за границей, в том числе в России: к примеру, среди его знакомых первые лица РФ — Владимир Путин и Дмитрий Медведев.

Однако, как и положено разведчику, о самом Маломуже известно совсем немного. В разведке он с 1983 года. В 1990‑х занимался противодействием международным террористическим группировкам. Главной вехой в его карьере стало назначение после прихода к власти Виктора Ющенко главой Службы внешней разведки, которой он руководил в течение пяти лет.

Россия использует не слабость разведки, а в первую очередь слабость военно-политического руководства нашей страны

Маломуж беседует с НВ в своем офисе, расположенном рядом с Администрацией президента. Он его держит не ради бизнеса — этим Маломуж не занимается, а ради встреч с единомышленниками: бывший главный Штирлиц Украины баллотировался в президенты в 2014 году и собирается принять участие в следующих президентских выборах.

Обстановка в его кабинете аскетична: ни картин на стенах, ни компьютера или ноутбука на столе. В разговоре он часто использует местоимение мы. Учитывая, что сейчас у него нет официальной должности ни в одном ведомстве, это необычно.

“Я имею в виду военно-оперативное сообщество — людей, которые длительное время работали в разведке, СБУ, военных структурах и имеют мощнейшие контакты в любых точках мира”,— поясняет Маломуж. И утверждает, что упомянутое им сообщество сейчас владеет информацией намного лучше, чем нынешняя украинская разведка.

Генерал армии Маломуж
Генерал армии Николай Маломуж

— Война в Украине и захват Крыма планировались Россией?

— В Кремле всегда считали, что развал СССР — дело рук американцев. Поэтому для Москвы было важно восстановить статус-кво. Но и для Ельцина, и для Путина, и для Медведева — я много раз общался с каждым из них — было абсурдным добиваться этого военным путем. Речь всегда шла об экономических методах — создании Таможенного или Евразийского союза, в результате чего они бы получили контроль над Украиной.

Работа велась еще при Леониде Кучме. Но он занимал очень осторожную позицию — балансировал между Россией и Западом, хотя и находился в мощной экономической и коррупционной завязке на РФ. Потом Москва способствовала тому, чтобы в Украине к власти пришел пророссийский лидер. Сначала в 2004-м, а когда это не удалось, то в 2010 году. После победы Януковича его сразу же начали склонять к системной кооперации.

— Как он сегодня зависит от России?

— В первую очередь финансово. Весь бизнес его семьи был ориентирован на Россию. Второе — это долги, которые появились после предыдущих выборов. И третье — у России были документальные материалы о его заключении и дальнейшей работе. Не могу говорить конкретно, лишь скажу, что это оперативные материалы, которые позволяли его контролировать.

Вначале он пытался сопротивляться. Но в решающий момент, когда должно было состояться подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, россияне убедили его, что Запад планирует дестабилизировать ситуацию в Украине. Его якобы должны были сместить, заблокировать счета и активы и даже привлечь к уголовной ответственности. Россия в свою очередь пообещала обеспечить ему политическое руководство страной и поддержку на следующих выборах, если он прекратит программу евроинтеграции.

— Почему наша разведка не предупредила руководство страны о готовящейся аннексии Крыма?

— На самом деле разведка сообщила о готовящейся операции Александру Турчинову, Арсению Яценюку и СБУ. Мы убеждали, что нужно ввести чрезвычайное положение и в течение ночи перебросить в Крым несколько тысяч оперативных сотрудников СБУ, которые справились бы с этой задачей.

Похожая ситуация была и в Донбассе. Когда вначале захватили восемь учреждений, их можно было накрыть за одну ночь. Но никто не решился — не было политической воли и единого военно-политического командования.

В обоих случаях мы могли сработать на упреждение. Достаточно было пойти на диалог, дать мощную информационную позицию, создать нормальные условия по самоуправлению, налогам и местной милиции. Но мы дали слабину, тогда как Россия, наоборот, активизировала все свои наработки.

Апофеозом стал Иловайск. Не учли развединформацию о том, что готовятся операции российских войск и спецназа. В День независимости начались атаки, а в этот момент в Киеве проводили парад, хотя мы и требовали у президента вместо парада направить технику и войска под Иловайск. Россия использует не слабость разведки, а в первую очередь слабость военно-политического руководства нашей страны.

— Как сейчас минимизировать эти просчеты?

— Мы требовали создать военно-политический штаб. В него должны войти представители спецслужб, военные, разведчики и пограничники. При этом координатором штаба должен быть не президент — он не знает эту тему, нужен другой координатор. У нас были люди, готовые взяться за эту работу, но их не назначают. Троих пригласили советниками, но у них нет никаких полномочий.

— Вы упомянули, что не раз общались с Путиным. Как он мыслит и какова его цель?

— Он хороший тактик, но плохой стратег. Тактически он решил многие проблемы России — подавил чеченцев и олигархов, например. Но как стратег Путин еще не созрел — у него нет новой модели развития России, и он не смог установить мощные кооперационные связи с миром. После последних выборов он решил, что его стратегическая миссия — собиратель российских земель, и теперь вся его деятельность направлена на это.

— В этом году Россия в несколько раз увеличила расходы на оборону. Насколько реально полномасштабное вторжение в Украину и глобальное противостояние со странами НАТО?

— Вторжение в Украину означало бы втягивание в глобальную войну. Если начнется открытое наступление, включатся ресурсы НАТО. Путин к этому не готов — он не настолько ненормальный, как об этом говорят. Вообще, это миф, что он ненормальный. Да, у Путина бывают неадекватные действия, но он абсолютно нормальный.

— Считаете, НАТО готово вступиться за Украину?

— На определенном этапе да. Вспомните момент, когда окружили Дебальцево. Ангела Меркель и Франсуа Олланд бросили все и прилетели на переговоры. Они поняли, что после падения Дебальцево Россия полным ходом пойдет на Киев, а потом к восточным границам Европы, а это для них уже прямая угроза.

— Тактика России меняется. Какие методы она может сейчас использовать, чтобы продолжать дестабилизировать ситуацию в Украине?

— Россия сейчас будет планировать операции, цель которых — обвинить Украину в нарушении Минских соглашений. Кроме того, они постараются дестабилизировать ситуацию за счет диверсионных и террористических актов. И самое главное — это внутренне-политическая дестабилизация. Российские аналитики уже рассчитали, что повышение цен на газ, электроэнергию, продукты питания и бензин приведут к социальному и политическому взрыву. Пророссийские силы будут поднимать людей, ставить вопрос о досрочных выборах, и на этой волне появится новый политический блок, который заявит, что готов спасать Украину. Сейчас Россия делает ставку на представителей Оппозиционного блока и Виктора Медведчука.

5 вопросов Николаю Маломужу:

— Главное событие в вашей жизни?

— Рождение моих детей — сына и дочери.

— Ваш любимый город?

— Париж. Его высокая культура и духовность вдохновляют на большие дела и развитие.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— На короткие расстояния хожу пешком, а длинные — на автомобиле Volkswagen Touareg.

— Ваш личный месячный прожиточный минимум?

— 3–3,5 тыс. грн. Сюда я включаю все личные расходы и даже то, что необходимо для общественной деятельности.

— Чего стремитесь достигнуть?

— Сделать Украину и украинский народ счастливыми. Надеюсь, что я займу позицию, которая позволит это сделать,— стану президентом.

Источник«Новое время»

 

Один комментарий к “Как «сдавали» Крым и Донбасс”

  1. Модератор

    Интервью интересное. Хотя и явно заказное. Причина заказа — в двух последних словах. И причина того, что я сделал перепост, тоже в них — никак не в «интересности» интервью.

    На мой взгляд, это как раз то, чего категорически нельзя допускать — чтобы Николай Маломуж стал президентом. И дело здесь не в нём самом.

    Я просто убежден, что любого выходца из спецслужб на пушечный выстрел нельзя допускать к высшему государственному посту. Будь он хоть брильянтовый. Просто в силу профессиональной специфичности менталитета этих господ.

    В странах развитой демократии с сильными законами, с грамотным разделением ветвей власти, с реальной преемственностью власти, с мощными конституционными традициями, со зрелым гражданским обществом это всего лишь немножко (или «множко») опасно.

    В странах вроде Эрэфии и — пока еще — Украины — это смертельно опасно.

    Поэтому — на пушечный выстрел.

    Кстати, думаю, что то же самое относится к любому выходцу из любых военных структур. Возможно, это менее опасно, чем если из спецслужб, но всё одно не мёд.

    Как на мой взгляд, то уже само появление представителя высшего и среднего офицерского состава на любой политической трибуне должно расцениваться как измена Родине и автоматически влечь за собой предусмотренную законом уголовную ответственность без всякого суда.

    Почему? По той же причине — специфика профессионального менталитета. И мне кажется это очевидным. Демократия худо-бедно годится для построения общества. По крайней мере, пока ничего лучшего человечество не придумало. Но для построения любой военной структуры демократия не подходит принципиально. И если человек по своему менталитету подходит на руководящие посты в военных структурах, это означает, что он — принципиальный враг демократии. Что бы там на этот счёт он ни заявлял, но демократические принципы и успешное военное руководство несовместимы принципиально.

     

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: