Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Страницы сайта

Платформа по деоккупации Крыма

 Ремарки «Слова»

Этому материалу уже неделя как, но он попал в поле моего зрения только сегодня, причём по ссылке с сайта «Каспаров РУ», материалы которого я давно и часто размещаю, относясь с уважением к Гарри Кимовичу и его гражданской позиции. Но главным образом, конечно, я делаю это по причине идейной близости наших позиций.

Однако, у меня появляется всё больше претензий к этому ресурсу.

Ладно бы, языковая безграмотность, иногда просто чудовищная. Её-то я могу хотя бы как-то нивелировать своей корректурой. Но вот прокремлёвскую, а значит профашистскую позицию (некоторых сотрудников?), которая всё чаще начинает просматриваться в казалось бы мелочах, нивелировать невозможно, и она явно не соответствует взглядам самого Каспарова.

В данном случае речь вот о чём. Материал на «Каспаров РУ», с которого я перешёл на «Укринформ», озаглавлен так: «Киев заявил о планах принять стратегию «деоккупации» Крыма в этом году». Именно так – слово «деоккупация» стоит в кавычках – как в заголовке, так и всюду, где оно встречается в самом материале. Также в кавычках стоят слова «временно оккупированные территории». При том, что на источнике, на сайте «Укринформ», как вы понимаете, никаких кавычек ни в том, ни в другом случае нет и близко. При этом сама стратегия деоккупации именуется «так называемой».

И эти кавычки догола раздевают продажную лубянскаую тварь, которая засела в редакции уважаемого ресурса, выставляя напоказ её гнилое нутро.

Вот поэтому данный материал с Каспаров РУ я размещать не стал, а разместил тот, что н а источнике. Кроме того, если у кого-то из читателей сайта есть выход на самого Каспарова, прошу обратить его внимание на то, что кто-то, прикрываясь его именем, протаскивает в паблик интересы российского фашизма.


На титуле (в мобильной версии не отображается): Антон Кориневич, Постоянный представитель Президента Украины в АР Крым

Платформа по деоккупации КрымаПлатформа по деоккупации Крыма сначала может быть и без России

Как бы Россия ни пыталась утверждать, что «вопрос Крыма закрыт», оккупация полуострова и связанные с ней проблемы остаются в фокусе внимания как Украинского государства, так и международного сообщества. Этот вопрос является предметом рассмотрения на заседаниях руководящих органов международных организаций, прежде всего ООН и ОБСЕ, и в международных судебных институтах. В то же время в Украине до сих пор нет официального документа по стратегии деоккупации Крыма. Нет и соответствующего формата для обсуждения, как «минский» или «нормандский» для Донбасса.

О состоянии дел с этими двумя ключевыми аспектами деоккупации полуострова, а также о вопросах санкций, водоснабжения, препятствования Россией судоходству через Керченский пролив, доступа международных организаций, пандемии COVID-19 в Крыму Укринформ пообщался с Постоянным представителем Президента Украины в АРК Антоном Кориневичем.

Часть стратегии деоккупации будет закрытой

— Антон Александрович, у Украины есть стратегия по деоккупации Крыма?

— Представительство Президента Украины в Автономной Республике Крым четко понимает, что такая стратегия – крайне необходима. И то, что пошел уже седьмой год оккупации Крыма, а в Украине до сих пор нет единой стратегии по восстановлению контроля над полуостровом – не очень хорошо.

На сегодня Представительству Президента в АР Крым удалось возобновить процесс наработки этой стратегии вместе с коллегами из Министерства по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий и СНБО. Уже создана рабочая группа на базе Минреинтеграции, которую возглавляет вице-премьер-министр Алексей Резников. Ее главной задачей как раз и является разработка стратегии деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий.

В то же время следует понимать, что отдельные наработки по этому поводу существуют в различных органах и министерствах: МИД пишет проект своей части, в Минреинтеграции есть свой блок вопросов, в Представительстве Президента – свой блок. И сейчас необходимо все это свести воедино.

Стратегия необходима, и здесь нет никаких других точек зрения. Кроме того, абсолютно всем участвующим в процессе сторонам понятно, что часть этой стратегии должна быть открытой и публичной, чтобы люди видели, что государство делает для возвращения временно оккупированных территорий и населения, которое там проживает. Но, конечно, большая ее часть должна быть закрытой и секретной, особенно та, что касается вопросов безопасности.

Итак, процесс возобновлен. Надеюсь и верю, что мы его закончим, потому что для нас это действительно очень важно.

— Какие-то приблизительные временные рамки есть?

— Не хотел бы ничего говорить по поводу временных рамок, но мы с коллегами считаем, что было бы хорошо иметь эту стратегию деоккупации уже в этом году.

Необходимо ввести отдельную платформу по Крыму

— Тема оккупации Россией Крыма звучит на различных международных площадках, особенно в ОБСЕ, но нет отдельного формата для обсуждения ее прекращения. Как можно изменить эту ситуацию?

— Безусловно, это – важный вопрос. И о нем недавно говорил Президент на своей большой пресс-конференции. Действительно, на существующих площадках довольно трудно обсуждать вопрос прекращения оккупации Крыма. Об этом также говорили и вице-премьер-министр ‒ министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий, и министр иностранных дел Украины, и мы в Представительстве также разделяем это мнение.

Нам необходимо ввести отдельную платформу по Крыму. Думаю, сейчас хороший момент, как и общее видение и желание со стороны ключевых стейкхолдеров, поднимать этот вопрос. В то же время есть понимание того, что сначала эта платформа, этот формат, может и не включать Российскую Федерацию. Но важно именно начать процесс.

Санкции действуют, но их нужно усиливать

— Нынешние «крымские» санкции против РФ – действенные?

— Они работают – и украинские, и международные. Конечно, всем хотелось бы, чтобы было так: ввели санкции – и тут есть позитивные изменения. Но здесь немного по-другому. Санкции действуют, но их нужно постоянно усиливать, и ни в коем случае не допустить их ослабления.

— Не пришло ли время для того, чтобы трансформировать «крымский» санкционный пакет в соответствии с новой ситуацией и продолжающимися нарушениями государством-оккупантом? Есть ли готовность к этому со стороны руководства Украины, видите ее среди наших международных партнеров?

— Я уверен, что пакет санкций по Крыму должен усиливаться. Недавно уже был введен новый пакет украинских санкций против культурных и научных учреждений РФ за незаконную деятельность в Крыму. И поэтому вопрос усиления санкций – на повестке дня.

Представительство Президента в АРК сейчас работает над введением отдельных ограничений в отношении физических и юридических лиц, причастных к нарушениям международного права и законодательства Украины, которые совершаются на территории временно оккупированного Крыма. Мы надеемся, что наши иностранные партнеры также ужесточат санкционный режим. Думаю, у многих из них есть готовность к этому.

НУЖЕН МЕЖДУНАРОДНЫЙ МОНИТОРИНГ СУДОХОДСТВА ЧЕРЕЗ КЕРЧЕНСКИЙ ПРОЛИВ

— Россия продолжает препятствовать свободному судоходству в украинские порты Бердянск и Мариуполь. Каковы перспективы введения международного мониторинга за свободой судоходства через Керченский пролив?

Проблема с препятствованием свободному судоходству со стороны РФ действительно имеет серьезный характер

— По состоянию на апрель 2020 года задержки в среднем длятся 17 часов – для судов, идущих из Черного моря в порты Азовского моря. На обратном пути – из Мариуполя/Бердянска в Черное море – эти задержки составляют в среднем 20 часов. Поэтому проблема с препятствованием свободному судоходству со стороны РФ действительно имеет серьезный характер.

Конечно, мы говорим о том, что нам представляется целесообразным введение международного мониторинга и пребывание кораблей стран-партнеров, в частности НАТО, в районе Керченского пролива с целью наблюдения за ситуацией при прохождении пролива.

И мониторинг со стороны наших государств-партнеров был бы действенным. Но пока он осуществляется больше гражданским обществом – отдельными экспертными организациями в Украине, которые занимаются вопросом Крыма.

Важно установить морскую границу с РФ

— Морская граница между Украиной и Россией – в Черном и Азовском морях и Керченском проливе – до сих пор не установлена. Какие меры, предусмотренные международным правом, можно принять для установления морской границы с РФ? Как не позволить России превратить Черное и Азовское моря в «российские озера»?

— Крым – территория Украины. Учитывая это, Украина считает морские просторы вокруг Крыма своими. Это правильно, и это так и для международного сообщества. Оккупант – Российская Федерация – применяет, мягко говоря, «немножко другой» подход. Думаю, этот вопрос входит больше в сферу компетенции МИД Украины, где занимаются вопросами установления границы и соответствующих договоренностей.

Но морская граница с РФ действительно не установлена, и необходимо принимать все возможные меры для ее установления. Возможно, здесь можно использовать процедуры, предусмотренные Конвенцией ООН по морскому праву. Но это – непростой вопрос, который требует детального анализа всеми привлеченными органами.

Что касается Азовского моря, то, согласно соответствующему договору, Азовское море и Керченский пролив являются внутренними историческими водами двух государств, и поэтому, по сути, там нет границы. Соответственно, если этот вопрос решать, то необходимо поднимать вопрос действия определенных международных договоров.

Украина не планирует восстанавливать водоснабжение в Крым

— Украина будет восстанавливать водоснабжение на оккупированный полуостров? Насколько реален сценарий военного наступления РФ на материковую часть Украины с целью получения доступа к водоснабжению? Недавно в американском аналитическом центре The Jamestown Foundation не исключили вероятность такого развития событий. Мол, Кремль может воспользоваться моментом, когда весь мир сконцентрирован на пандемии коронавируса, и осуществит наступление, выдав его за «гуманитарную акцию»?

— Украина не планирует восстанавливать поставки воды на территорию временно оккупированного Крымского полуострова. Это будет сделано только тогда, когда эта территория будет деоккупирована.

Мы в Представительстве Президента Украины в Автономной республике Крым во время общения со всеми государственными органами постоянно подчеркиваем невозможность подачи воды в Крым. Все они знают нашу позицию, и ни один орган не высказывался иначе по этому поводу.

Если где-то и были слышны другие позиции, то они, скорее всего, были сказаны из-за необдуманности или из-за недостаточного понимания сущности вопроса. На серьезном уровне никто в Украине о восстановлении поставок воды в Крым не говорит.

Что касается возможных провокаций со стороны РФ. В России и оккупированном Крыму постоянно поднимается вопрос о восстановлении поставок воды. Мы видим всю эту информацию относительно возможных военных и безопасностных угроз, но пока все так, как есть.

Водоснабжение – это один из вопросов, который государство-оккупант не может решить в одиночку по состоянию на сегодня как финансово, так и технически. И здесь важно, чтобы не прогнулись под давлением и не пошли на выполнение российских требований.

РФ ни на йоту не выполняет приказ Международного суда ООН

— При помощи циничного шулерства Россия избегает выполнения решения Международного суда ООН относительно восстановления деятельности Меджлиса и образования на украинском языке в Крыму. Есть ли механизмы для принуждения России выполнить это решение?

По сути ни в одной крымской школе уже нет украинского языка как такового

— Да, это – большая проблема. Уже пошел четвертый год с момента принятия приказа о временных мерах Международного суда ООН от 19 апреля 2017 года. РФ не выполнила обе предусмотренные временные меры – не обеспечила восстановление образования на украинском языке в Крыму и не сняла статус «экстремистской организации» с Меджлиса крымскотатарского народа, продолжая запрещать его деятельность в Крыму.

С образованием на украинском языке вообще все плохо: по сути ни в одной крымской школе уже нет украинского языка как такового. Это – один из элементов стирания национальной идентичности украинцев, но также и крымских татар в Крыму. Своего рода механизм создания советского гражданина – он где-то помнит о своем происхождении, культуре, традициях, но не ассоциирует себя с Украиной или крымскотатарским народом.

То же самое происходит и с Меджлисом: постоянно вручаются предупреждения его членам, которые находятся в Крыму, против отдельных членов открываются уголовные дела.

То есть, РФ ни на йоту, ни на один процент не выполняет приказ Международного суда о временных мерах. Что здесь можно сделать?

Прежде всего – добиваться правоты в международных судах. И эта стратегия кажется мне правильной. Украине следует использовать международное право, потому что оно на нашей стороне.

Тот же Международный суд ООН в ноябре прошлого года признал свою юрисдикцию по обеим конвенциям, по которым Украина обратилась против РФ. Теперь начинается рассмотрение дела по существу. Это – важно. И все эти вещи должны входить в портфолио Украины для дальнейших действий на международной арене.

Отдельно хотел бы указать на поддержку украинскими властями внутренне перемещенных лиц, в частности крымских татар, и сотрудничество с Меджлисом. Недавно Президент встречался с представителями крымскотатарского народа и на этой встрече были почти все члены Меджлиса, которые находятся на подконтрольной правительству территории. Этот вопрос действительно очень важен для государства.

Международные миссии должны попадать в Крым в соответствие с законодательством Украины

— Какова на сегодня ситуация вокруг обеспечения доступа международных правозащитных и гуманитарных миссий на оккупированный Крым, в частности СММ ОБСЕ?

— Мы постоянно подчеркиваем, что международные мониторинговые миссии, особенно те, которые работают в рамках международных межправительственных организаций, таких как ООН и ОБСЕ, Мониторинговая миссия ООН по правам человека, Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине, – должны получить доступ на территорию Крыма. Юридически он у них есть, ведь их мандат распространяется на всю территорию Украины, включая Крым. Однако физический доступ миссий блокирует государство-оккупант, которое говорит: мы готовы предоставить доступ в Крым, но по российскому законодательству.

Конечно, ни одна мониторинговая миссия, которая работает под зонтиком международной межправительственной организации, на это не пойдет. Это – абсолютно четко понятно, и правильно. Международные мониторинговые миссии должны попадать в Крым в соответствие с положениями законодательства Украины.

Думаю, что Украина делает правильно, акцентируя на всех возможных площадках на необходимости доступа международных мониторинговых миссий по правам человека в оккупированный Крым – необходимо понять ситуацию на месте, поговорить с людьми, увидеть семьи политзаключенных и тому подобное. Но, безусловно, это все должно происходить в соответствие с законодательством Украины как суверенного государства.

Россия строит в Севастополе лазарет для больных covid-19 военных

— Россия сейчас вся пылает от коронавируса. Есть информация, какова ситуация с распространением вируса в оккупированном Крыму?

— Там действительно все очень плохо. Но есть определенные вещи, которые кажутся наиболее вопиющими.

Во-первых, призыв в вооруженные силы государства-оккупанта продолжается, несмотря на пандемию COVID-19. И это – реальная угроза жизни наших граждан в Крыму и серьезное нарушение международного гуманитарного права. Не говоря уже о том, что сам по себе призыв незаконен и Украина говорит об этом на разных площадках, в частности, в ОБСЕ.

Во-вторых, РФ рассматривает Крымский полуостров как территорию для размещения лазарета для больных COVID-19 военнослужащих с территории РФ. С этой целью уже построен специальный госпиталь в Севастополе в бухте Омега исключительно для зараженных коронавирусом военных. Пока продолжается строительство, россияне используют госпитальное судно Черноморского флота РФ «Енисей», которое годами не выходило в море, а сейчас переоборудовано для больных COVID-19 военнослужащих. Мы рассматриваем это как создание дополнительной угрозы для санитарной ситуации на временно оккупированной территории Украины.

В-третьих, в контексте COVID-19 следует рассматривать и ситуацию с незаконно задержанными оккупационными властями гражданами Украины. Мы имеем много информации о том, что в местах их содержания – как в Крыму, так и на территории РФ – часто не обеспечиваются санитарно-гигиенические и противоэпидемиологические меры.

Незаконное авиасообщение с РФ на временно оккупированную территорию Крыма не прекращается, несмотря на эпидемию коронавируса

В-четвертых, в оккупированном Крыму традиционно есть проблемы в медицинской сфере: мало врачей, плохие лекарства или их дефицит, закрытие больниц.

И в-пятых, незаконное авиасообщение с РФ на временно оккупированную территорию Крыма не прекращается. Через эти полеты граждане РФ могут привозить и привозят этот опасный вирус во временно оккупированный Крым.

«Вишенкой» на торте является то, что 24 июня в Севастополе, Симферополе и Керчи должны состояться парады «в честь 75-летия победы в Великой Отечественной войне». А это – скопление гражданских людей, военных. Уже меньше, чем через месяц. И мы не думаем, что пандемия и угроза коронавируса спадет на ноль в конце июня.

Василий Короткий, Вена

Фото: Елена Худякова, Укринформ

Источник«Укринформ»

 
Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Рубрики