Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

west17

Страницы сайта

Свежие комментарии

У Путина всегда есть объяснение

А ключ к пониманию нынешнего обострения в Сирии вот: «Михаил Богданов заявил, что Кремль готов обсудить ситуацию в провинции Дераа с советником по национальной безопасности США Джоном Болтоном, поездка которого в Москву запланирована на 27 июня».

То есть, наше Huylo опять лезет в мировые решалы и рассчитывает на встрече с Джоном Болтоном выгодно продать Штатам сирийское «смягчение». Но чтобы смягчение получилось без всякого смягчения, сначала надо сильно обострить. Что ОНО и делает. Надеюсь, американцы это понимают. Надеюсь, ему просто обломают рога.


«У Путина всегда есть объяснение». Войска Асада и ВКС России вновь атакуют

Александр Гостев

Заглавное фото: На месте боев в провинции Дераа. Июнь 2018 года

В Сирии войска Башара Асада при поддержке вооруженных сил России и Ирана продолжают наступление на юго-западе страны, в зоне деэскалации вблизи города Дераа, на анклавы, остающиеся под контролем оппозиции. Мировое сообщество пока проявляет относительно вялое возмущение по этому поводу – несмотря на нарушение многосторонних договоренностей и опасность новой большой гуманитарной катастрофы.

Самолеты ВКС России в ночь на воскресенье, 24 июня, обстреляли позиции вооруженной оппозиции в городе Бусра аль-Харир на юго-западе Сирии. В общей сложности, по данным из разных источников, было нанесено от 20 до 26 ударов. Российская боевая авиация впервые участвовала в боевых действиях в этой зоне деэскалации, расположенной вблизи оккупированных Израилем Голанских высот и границы с Иорданией.

Зона деэскалации в Дераа появилась летом 2017 года, после подписания договоренностей между США, Иорданией и Российской Федерацией, и была потом утверждена во время переговоров президентов Дональда Трампа и Владимира Путина во вьетнамском Дананге 11 ноября прошлого года.

В ночь на понедельник, 25 июня, вертолеты сирийской армии подвергли бомбардировке город Дераа. Об этом сообщили Сирийский центр мониторинга нарушений прав человека и агентство Reuters, ссылаясь на источники в силах вооруженной оппозиции. Вертолеты сбросили бочковые бомбы, а также листовки, призывающие население «вышвырнуть террористов, как это сделали ваши братья в Восточной Гуте».

Бомбардировки и артобстрелы городов Дераа, Бусра аль-Харир и Аль-Хирак и объектов повстанцев в горных районах провинции Дераа силами Асада начались на минувшей неделе. В Дамаске и Москве утверждают, что ведут наступление на позиции террористической группировки «Джебхат ан-Нусра». В российском министерстве обороны заявляют, что сирийская правительственная армия при помощи российской авиации отбивает атаки радикальных исламистов. Согласно российским источникам, убиты около 70 боевиков. Заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов заявил, что Кремль готов обсудить ситуацию в провинции Дераа с советником по национальной безопасности США Джоном Болтоном, поездка которого в Москву запланирована на 27 июня.

Дональд Трамп отдельно отметил
Город Дераа

Дональд Трамп отдельно отметил свою озабоченность ситуацией в Дераа 26 июня, встречаясь в Вашингтоне с королем Иордании Абдаллой II. Однако в целом замечания американского президента были связаны с вмешательством Ирана в сирийскую войну и, в частности, в бои на юго-западе страны. По словам Трампа, одной из главных целей США остается противодействие «пагубному влиянию Ирана в Сирии и везде на Ближнем Востоке». Ранее официальный представитель Госдепартамента США Хизер Нойет потребовала от России повлиять на Дамаск, чтобы тот воздержался от ведения боевых действий в провинции Дераа. Однако одновременно Вашингтон предупредил местных повстанцев о том, что не станет оказывать им помощь.

За последние дни свои дома, спасаясь от боевых действий, на юго-западе Сирии покинули не менее 45 тысяч человек. Такие данные привела 26 июня ООН. Беженцы по большей части направляются к границе с Иорданией, хотя Амман ранее заявил, что не готов предоставить им убежище. В Иордании, где уже находятся несколько сот тысяч беженцев из Сирии, недавно проходили массовые антиправительственные выступления, отчасти спровоцированные этим фактом.

За последние месяцы армия Башара Асада заняла ряд территорий, которые не контролировала несколько лет. Под контролем вооруженной оппозиции и разного рода повстанцев остаются только провинция Идлиб на севере страны, участок у границы с Иорданией на юге, где сейчас начались бои, а также северо-восточные районы, контролируемые при поддержке США так называемыми Сирийскими демократическими силами, ядро которых составляют отряды курдов. Некоторые районы на крайнем северо-западе Сирии также оккупируют турецкие войска.

О ситуации в провинции Дераа и возможных последствиях нынешних боев в интервью РС рассуждает журналист-расследователь, аналитик группы CIT Кирилл Михайлов:
SoundCloud
– Город Дераа и одноименная провинция, в которой развернулись события, это именно те места, где в 2011 году и началась сирийская революция, первые протесты против режима Асада. И долгое время часть этой провинции контролировалась силами повстанцев, в первую очередь умеренной оппозицией, при весьма «косметическом» присутствии «Джебхат ан-Нусра» и прочих террористических организаций. Подконтрольная им территория в свое время поддерживалась отдельным координационным центром оппозиции, который находился в Иордании. Бойцы антиасадовских группировок получали вооружение, зарплату и так далее. Но по мере того как повстанцы в других районах Сирии терпели поражение за поражением, эта поддержка сходила на нет. И сейчас эти повстанцы практически остались один на один с режимом и войсками Асада.

Уже примерно с апреля – мая готовилась эта операция

То, что Башар Асад будет, так или иначе, восстанавливать контроль над югом и юго-западом Сирии, стало понятно уже после того, как он завершил разгром сил оппозиции и сил ИГИЛ в районе Дамаска. Уже примерно с апреля – мая готовилась эта операция, эскалацию которой мы сейчас наблюдаем. Важно то, что, хотя Дераа, Кунейтра и прочие города находятся в зоне деэскалации, о которой громко заявляли в свое время Путин и Трамп, сейчас оказалось, что этим повстанцам никто не будет помогать и никто не будет режим деэскалации соблюдать.

– Расстановка сил в этом районе Сирии, вблизи Голанских высот, крайне запутанна?

– Расстановка сил там точно сложилась в пользу Асада, поскольку очень много частей правительственной армии высвободились из других районов, которые сдались. Также долгое время силы Асада там поддерживали иранцы и лояльные Ирану боевики «Хизбаллы», и набранные в Сирии и в других местах радикальные шиитские формирования, также контролируемые иранскими властями. Почему операция там долго не начиналась? Потому что участие в ней Ирана и его прокси было большим стратегическим кошмаром для Израиля. Для Израиля абсолютно неприемлемо, если территории на юго-западе Сирии, по ту сторону от занятых израильскими войсками Голанских высот, возьмут под контроль именно боевики «Хизбаллы», откуда они могут наносить удары по израильской территории, запускать ракеты, беспилотники и так далее. Поэтому Израиль очень сильно настаивал на том, чтобы в операции не участвовали иранские силы и чтобы проводилась она только силами Башара Асада и Российской Федерации. Обеспечить нейтралитет Иордании тоже удалось, потому что у Аммана сейчас свои проблемы, протесты и иорданские власти не готовы принимать даже беженцев из Дераа.

два воздушных ракетных удара вблизи Дамаска
Израильские войска на Голанских высотах

– Израиль как раз минувшей ночью нанес два воздушных ракетных удара вблизи Дамаска. Это связано с общим обострением или это совпадение?

Это означает, что какие-то проиранские силы, возможно, хотели поддержать наступление на юго-западе, но Израиль «намекнул» им, что «нет, не надо». В ответ на то, что Израиль закрывает глаза в целом на эту операцию, не противодействует ей активно, он получает еще больший, видимо, карт-бланш на собственные авиаудары по Сирии, в первую очередь от России. Поскольку единственная сила, которая может, так или иначе, помешать Израилю бомбить сирийскую территорию, это российские ПВО. Однако, судя по тому, что Израиль соблюдает некий нейтралитет в отношении этой операции, российские ПВО продолжают прикрывать только российские объекты и позволяют Израилю наносить удары по иранским объектам совершенно безнаказанно.

– Насколько активно в боях задействованы российская авиация, иранские военнослужащие и техника? Говорят, что иранцев очень много, на самом деле, но они просто переодеты в форму каких-то других формирований. Что они отбывают с фронта одетыми в одну униформу, а через два часа появляются там же, переодетые в другую.

Российские самолеты участвуют активно, поскольку мы наблюдаем совершенно характерные боеприпасы

– Неизвестно вообще, что в этой истории о том, что иранцы переодеваются в сирийскую форму, правда, а что – повстанческая пропаганда. Российские самолеты участвуют точно, и активно, поскольку мы наблюдаем совершенно характерные боеприпасы – кассетные бомбы, зажигательные и так далее, которыми, как правило, пользуются именно ВКС РФ. Что же касается сил, которыми располагает Иран, на самом деле, их достаточно много. И та же «Хизбалла», и множество различных ополченцев из Ирака, и даже из Афганистана, то есть отовсюду, где есть шиитские радикалы, готовые воевать за идею – идею борьбы между ветвями ислама, которую очень активно эксплуатирует иранский клерикальный режим. И эти силы обладают, помимо стрелковых вооружений, беспилотниками, ракетами средней дальности. И все это вызывает опасения как Израиля, так и нынешней администрации в Белом доме. Влияние Ирана – это та проблема, которая лежит камнем на пути любого урегулирования сирийской ситуации. Даже если антиасадовская оппозиция там будет полностью побеждена.

Дата фото неизвестна
Бойцы «Хибаллы» на юге Сирии. Дата фото неизвестна

– В связи с новыми боями на юго-западе Сирии следует ожидать новых колонн беженцев, новых сообщений о разбомбленных больницах и школах? Опять мы увидим страшные фотографии, которые не произведут, впрочем, на мировых политиков особенного впечатления?

– Да, уничтоженные больницы в Сирии, к сожалению, стали приевшимся зрелищем, на которое на Западе никто не реагирует. Но сейчас происходит нечто еще более страшное. Как было некуда бежать людям в Восточной Гуте, в пригородах Дамаска (где они могли выходить из зоны боев только через государственные, асадовские коридоры безопасности, что означало унижения, аресты, принудительный призыв в правительственную армию), так и здесь им тоже некуда уходить. Идти через границу с Иорданией? Я уже отметил, что в Иордании и так достаточно сирийских беженцев, и с учетом того, что сейчас в этой стране внутренняя политическая ситуация весьма нестабильна, Иордания закрыла границу. И сотни тысяч человек, которые живут в Дераа и вокруг, оказались в ловушке. Вот это будет очередная гуманитарная катастрофа, которая будет разрастаться (если вспомнить то, что происходило в Алеппо в 2016 году) при полном молчании мирового сообщества и на фоне проходящего в России чемпионата мира по футболу.

Это будет очередная гуманитарная катастрофа, которая будет разрастаться – на фоне чемпионата мира по футболу

– США, действительно, пока выражают разочарование, опасения, Дональд Трамп сделал заявление, но они пока не действуют. Сейчас они могут как-то вмешаться, если ситуация достигнет особого накала? Или до предполагаемого визита в Москву Джона Болтона, до гипотетической встречи Трампа и Путина через пару недель ничего вообще не произойдет?

– Единственная ситуация, в которой, скорее всего, США будут что-то делать, это если все-таки асадовские силы снова начнут применять химическое оружие. Эту возможность нельзя исключить, поскольку повстанцы в Дераа, несмотря на то что они в меньшинстве, настроены достаточно решительно, и готовы достаточно долго сопротивляться. И не исключено, что войсками Асада будут опять применены те же баллоны с хлором, и это может вызвать некую активную реакцию США или какой-то импровизированной коалиции, как мы это видели в прошлые разы.

Но предотвратить гуманитарную катастрофу невозможно
Су-24 ВКС России в Сирии

Но предотвратить гуманитарную катастрофу, остановить это наступление теми силами, которые сейчас в регионе есть у стран НАТО, невозможно. У США сейчас там, даже если бы Запад захотел как-то вмешаться, что совершенно маловероятно, учитывая их предыдущие действия, просто нет наземного контингента. Снова налаживать снабжение повстанцев, начинать какие-то массированные бомбардировки сирийских правительственных сил? Если это когда-то и можно было начинать, то в 2014–15 годах. А после стало уже поздно, и в Белом доме это, скорее всего, хорошо понимают. Вы упомянули про встречу Трампа с Путиным, про Джона Болтона? Скорее всего, американцы скоро примут уже просто власть Асада как факт, как данность, и разговор с Кремлем ими будет вестись об лишь ограничении роли Ирана в Сирии. Нынешняя администрация в Белом доме относится к Тегерану гораздо хуже, чем к Москве, и у них давно есть странная идея – оторвать Россию, так или иначе, от Ирана.

– Я посмотрел, что рассказывают официальные российские СМИ о происходящем. Они уверяют, что все бои в Дераа ведутся в основном против отрядов «Джебхат ан-Нусра». Это неправда?

– С 2015 года у Путина всегда есть одно объяснение: кого мы бомбим, те и есть группировка «Исламское государство», те и есть «Джебхат ан-Нусра». Как и в Алеппо, как и в Гуте, так и в Дераа именно боевиков «Джебхат ан-Нусра» – минимальное количество. Большая часть территории контролируется относительно умеренной оппозицией, часть которой даже идет на переговоры! Некоторые группировки Свободной сирийской армии готовы присоединиться к так называемому примирению, что означает фактически капитуляцию, но на достаточно приемлемых условиях. Так говорят в Москве и Дамаске, чтобы сохранить лицо, чтобы якобы не выйти из всех этих соглашений о деэскалации, которые были подписаны с США, с Турцией, с Ираном, и которые систематически, как мы видим, нарушаются, начиная с наступления под Дамаском в начале этого года и заканчивая сейчас боями в Дераа.

С 2015 года у Путина всегда есть одно объяснение: кого мы бомбим, те и есть группировка «Исламское государство», те и есть «Джебхат ан-Нусра»

Единственное исключение, когда договоренности о зонах деэскалации не нарушаются, по большей части, за вычетом бомбардировок, так это на северо-западе Сирии, в провинции Идлиб. Дело в том, что эта территория находится в сфере влияния Турции. И для того, чтобы сохранить Турцию в этом соглашении, российско-иранско-турецком, Асад и российские силы не трогают именно провинцию Идлиб – даже несмотря на то, что именно там-то наблюдается очень сильное присутствие настоящих террористов, в том числе из «Джебхат ан-Нусра». Силы Асада восстанавливают контроль над теми территориями, которые некому защищать из внешних игроков. Американцы защищают зону на северо-востоке Сирии. Израиль защищает крайний юго-запад Сирии у своей границы. Турция защищает территории на северо-западе. А Дераа, и Восточная Гута, и тот же север провинции Хомс – эти территории переходят под контроль Дамаска, с возвращением туда репрессивного аппарата и прочих «радостей» режима Башара Асада, из-за которых, собственно, и начиналась революция, – рассказывает Кирилл Михайлов.

Источниксайт «Радио Свобода»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: