Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

12341454_879651248818468_5717872322235501587_n

Страницы сайта

Свежие комментарии

Запад не будет уничтожать Россию

Запад не будет уничтожать Россию, там поняли, что с ней делать – военный эксперт

Запад не будет уничтожать Россию
Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

Военный эксперт о перспективах войны Путина с западным миром

Екатерина Шумило

Военный эксперт, блогер АЛЕКСЕЙ АРЕСТОВИЧ во второй части интервью «Апострофу» рассказал о влиянии антироссийских санкций на политику Кремля, перспективах войск Путина в прямом военном столкновении с Западом и взаимосвязи между конфликтами в Сирии и на Донбассе.

— Вы говорили, что единственный человек, который может прекратить войну на Донбассе – это сам Путин. На него сейчас всячески пытаются влиять с помощью санкций. Последние американские санкции действительно сильно ударили по экономике России. Как долго продержится Кремль в условиях постоянного давления Запада? Есть мнение, что у России достаточно ресурсов, чтобы еще много лет терпеть это.

— Это правильное мнение. Давайте посмотрим на Иран, который меньше России и с куда меньшими ресурсами, с куда меньшим влиянием в мире. И с 1979 года он под санкциями, которые тяжелее, чем у России, ему даже нефть и газ запрещали продавать. И при этом он жив-здоров и своим шиитским миром достал уже полмира. Фактически Иран выиграл в Ираке у Штатов. Саудовская Аравия, Израиль не знают, куда деваться от Ирана. Иран очень активно играет в Африке, Южной Америке, крутит между Сирией и Россией свою волынку. И все это под санкциями.

А Россия чай побольше и посильнее Ирана будет. Так что, если уж Иран держится 40 лет под санкциями, то Россия тоже продержится спокойно. Более того, если в Иране есть существенная прослойка, недовольная теократической властью аятолл, которая бунтовала вот недавно, то в России 60-70% населения точно за Путина. Они готовы затянуть пояса, пить боярышник, есть кору, но противостоять проклятому Западу. Российскую верхушку санкции, честно говоря, не очень-то пугают, они вполне способны держаться под санкциями десятилетиями. На санкции рассчитывать сложно. С их помощью Запад решает совсем другую задачу.

— Какие у Запада есть еще инструменты влияния на Россию?

— Запад находится в ловушке. Запад входит в тот же период, в который коллективная Европа входила в 16 веке, когда была Реформация. Ему нужно глобально перестроиться на новый технологический уклад, полностью поменять систему производства, управления и так далее. Они впервые к этому сознательно идут и хотят выполнить эту задачу с меньшими издержками, потому что столетия религиозных, промышленных или колониальных войн никому не нужны на Западе.

И тут Россия бьет горшки. Россию в 90-е годы приняли в «восьмерку», «двадцатку», вообще посчитали демократической страной, начали всерьез с ней разговаривать. Прошло 10 лет, пришел Путин к власти, в России откатили назад, опять стали с имперскими претензиям. Демократической страны из России не получилось.

А теперь давайте считать реальные варианты для Запада. Уничтожить Россию в ядерной войне? Нереально. Погибнет все человечество. Демократизировать Россию? Они пытались демократизировать, кинули туда десятки миллиардов долларов на демократизацию (начиная от «ножек Буша»), поддерживали демократические институты. Но Россия – это все равно империя, которая лезет и воюет. Лишить ее ядерного оружия или существенно ослабить? Это значит резкий подъем Китая. И опять резко изменится положение в мире, чего не хочет Запад и к чему он не готов. Развалить Россию? Это 20 кадыровых с оружием, которые ссорятся между собой.

Ни один из существующих вариантов в отношении России неприемлем. Запад, вопреки страшным рассказам российских аналитиков, не пытается уничтожить Россию, потому что у Запада нет сейчас решения в отношении России. Россия прет вперед, Путин пытается отыграться за поражение в Холодной войне, а Запад играет на контрходах. Они очертили мысленно круг, за который Россия не должна зайти. Как только заходит – они ее бьют. То санкциями, то «Томагавками» ставят на место и не пускают дальше. Например, сейчас в Сирии они четко продемонстрировали, что России не удастся говорить с Западом языком силы и ультиматумов. Есть границы, которые нельзя переходить.

Политика Запада в отношении России – это: а) обеспечить свои интересы, в том числе, например, провести «Северный поток-2», как Германия; б) не позволить ей перейти некоторые красные линии, которые гласно или негласно установлены. Все.

Целенаправленной программы в отношении России у Запада нет. Всей своей 2000-летней историей Запад доказал, что умеет очень хорошо решать проблемы, когда четко обозначена цель. Как в случае со Скрипалем (бывшим российским шпионом, которого отравили в Великобритании, — «Апостроф»), они моментально собрались – и выслали [российских] дипломатов. Когда они чувствуют коллективную угрозу, они прекрасно действуют. Например, прекрасно отмониторили белорусский кризис, в отличие от крымского. Но у них нет единой позиции.

А есть еще такая историческая тенденция, с 15 века: Россия, являясь тенью Запада в юнгианском смысле, все время приносит себя в жертву Западу. Всякая попытка российских реформ – Грозного, Петра, Сталина, вот сейчас Путина – или российского рывка всегда заканчивается жертвой России в отношении Запада. Запад, вглядываясь в это темное зеркало ужасов, которые творятся в России, депрессии, попыток завоевать весь мир, в очередной раз приходит в себя. Ведь Запад тоже любит по крайним тенденциям идти: сегодня у них эскапизм, завтра у них колониализм, послезавтра у них раскаяние, потом запуск беженцев, потом опять правый разворот. Это же Запад: он прикладывает руль только вправо-влево, он по-другому не умеет. Резко вправо, резко влево. Попробовали крайний правый разворот в 20-30-е годы, сейчас попробуем крайне левый. Потом еще что-нибудь придумаем. А Россия – это такое темное зеркало, глядя в которое, Запад приходит в себя, стабилизируется и реформируется. В этом смысле Россия приносит себя в жертву. И она в очередной раз принесет себя в жертву Западу.

Но это же означает и сакральную связь. Для Запада уничтожить Россию – это все равно, что для нас с вами уничтожить свое подсознание, собственную тень. Во-первых, это никогда не удается, а во-вторых, это органическая часть нас, поэтому это невозможно и технически. Запад это достаточно отрефлексировал. Тем более что на Западе непрерывная интеллектуальная традиция, они не переписывали историю. Интеллектуальная элита на Западе уже давно поняла, что такое Россия и как с ней иметь дело. Поэтому они никогда не будут уничтожать Россию. Максимально возможная политика Запада в отношении России – это не дать перейти красную линию. Другое дело, что распознание этих поползновений и выставление правильных линий – это очень нетривиальная задача сейчас, когда все приобрело гибридные формы. Но тем не менее даже с этим они относительно ловко справляются. Это то, что называется в английском языке tensions, оно будет длиться пару десятилетий, не меньше, на нашей территории в частности.

— Нанесенный Западом удар по Сирии был ожидаем для России? Что будет происходить дальше?

— Ожидали, даже грозные окрики какие-то себе позволяли. Но потом сели в бункере и не отсвечивали, потому что понимали, что станут жертвой западного удара.

Два главных месседжа на сегодня. Первый: Запад не позволил России говорить с собой языком силы и при переходе красной линии немедленно отреагировал, чего, например, еще три года назад нельзя было ожидать. Второй: Запад четко дал понять через группу Вагнера, что не остановится перед ударами по российским войскам. А прямое военное столкновение с Западом России точно не нужно. Потому что оно закончится за 45 минут поражением России – на отдельном театре военных действий. Если брать в целом на европейском, там подольше будут бодаться, с большими жертвами для обеих сторон. Например, если Россия ломанется сразу на Прибалтику, в Украину и Беларусь, то она не проиграет за 45 минут, война будет длиться месяц-два. В конце концов Россия проиграет, но жертвы будут такие, на которые Запад не хочет идти. Но на ограниченном театре военных действий, который России тяжело снабжать, куда сложно перебрасывать войска, она проиграет с треском в течение 45 минут. Россияне это прекрасно знают, поэтому не отсвечивают, поэтому никто ничего не сбивает. И Запад точно знал, что никакой ответной реакции не будет, иначе не поднимал бы самолеты в первой волне.

— Ведь изначально со стороны РФ были заявления, мол, если мы увидим ваши ракеты, они моментально будут сбиты.

— Да, это все были сказки венского леса. По ним бы нанесли удар сразу. Военный course of action (порядок действий) на Западе предполагает, что самолеты в первой волне не летают. Идет удар крылатыми ракетами по ПВО, по средствам радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы. Все это в Сирии обеспечивают россияне. Если бы Запад действовал по военному протоколу, он бы выбил сначала россиян, потом поднял самолеты и бил бы по сирийским объектам. То, что они сразу подняли самолеты, означает, что они точно знали, что россияне не будут противодействовать, и имели как формальное, так и неформальное подтверждение, видели, что российские средства ПВО не работают, там все сидят по бункерам и не отсвечивают. Что лишний раз показало истинные перспективы Путина в серьезном прямом военном противостоянии с Западом.

— Ситуация в Сирии влияет напрямую на поведение россиян в Украине?

— Нет. Эти конфликты связаны, но независимы при этом, что самое интересное. Но они не связаны так, что успехи или провалы на сирийском театре прямо сказываются на украинском. Это не так.

— Есть мнение, мол, если Россия проиграет западной коалиции в Сирии, то она пойдет на компромиссы или даже отступление на Донбассе?

— Есть и другое мнение, что Россия усилит воздействие и будет отыгрываться на Украине. Видите, это прогностика на уровне «или так, или так». Или встретим розового бегемота, или не встретим. Это означает, что мы – я имею в виду все экспертное сообщество – не можем просчитать точные связи между сирийским и украинским театром. Я знаю, что они есть, хотя бы на уровне людей, потому что очень много людей с Донбасса воюет в Сирии, катается по командировкам. Как кадровые российские военные, так и наемники. То есть эти конфликты так или иначе связаны. Но это не та связь, чтобы изменения сразу сказывались здесь. Это не линейные и очень опосредованные вещи, зависящие от факторов, которые с трудом обсчитываются. Поэтому мы можем констатировать, что зависимость очень слабая.




Источник«Апостроф»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: