Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

130113_0010_31

Страницы сайта

Свежие комментарии

Тревожные параллели

Кошмар Сребреницы и крымская речь Путина: тревожные параллели, — политолог

Виталий Портников

Тревожные параллели
Похороны жертв резни в Сребренице

Летом 1989 года мы с супругой — тогда студенты московских вузов — в поисках недорогого жилья в Загребе забрели на территорию общежитий местного университета. Оказалось, что за небольшую плату там можно снять комнату, оставленную жильцами на время каникул. Общежитие — как и многое в тогдашней Югославии — было очень «не социалистическим», напоминало скорее недорогую гостиницу. Нашими соседями по этажу оказались ребята, занимавшие соседнюю комнату — студенты, не уехавшие домой, так как подрабатывали в Загребе.

Каждый, кто бывал на Балканах, знает, что такое местное дружелюбие. Это — было настоящим. И по отношению к нам, и по отношению друг к другу.

Один из парней был хорватом. Второй — сербом. Третий — мусульманином. Не происходило ничего, что заставило бы нас представить, что завтра эти ребята начнут убивать друг друга. Жизнь казалась безоблачной и безмятежной. Мы ничего не заметили и в Сараево, куда переехали спустя неделю. Боснийская столица поражала смешением стилем — город, в котором коврами была устлана пешеходная улица, в мановение ока из мусульманского мог превратиться в изысканно европейский. То, как в этом городе жили, дополняя друг друга, мусульмане, сербы и хорваты — поражало. Я был настолько поражен этим образом, что у меня на протяжении последующих 25 лет не было сил вернуться в другое Сараево, пережившее войну и разочарование.

Прозрение пришло ко мне в Белграде, где мы тоже жили в общежитии местного университета. Парень, дежуривший на рецепции, оказался студентом-историком, и, узнав, что я журналист захотел поговорить со мной о будущем Советского Союза и Югославии.

Эта беседа продолжалась всю ночь. Я забыл, как звали того парня, а вот все, что он говорил мне, помню до сих пор. Эта мимолетная встреча повлияла на мое представление о будущем Югославии и СССР больше, чем происшедшее в те же дни знакомство со знаменитым диссидентом Милованом Джиласом и общение с лидером косовских албанцев Ибрагимом Руговой. Парень, которому было тогда не больше 20, чувствовал будущее своей страны лучше, чем эти блестящие мыслители. Он уверял меня, что большая война в Югославии неизбежна. И что Советский Союз тоже не распадется без крови. А когда я возразил ему, что наш распад может быть мирным, так как русские и украинцы — а именно на союзе этих двух народов держится придуманное Лениным государство — не будут стрелять в друг друга — убежденно ответил: «Будут. Иначе это будет не настоящий распад. И сербы с хорватами тоже будут».

Когда я спросил его о причинах этой несокрушимой уверенности в войне, в том, что её нельзя избежать — откуда он это знает — он как-то тоскливо посмотрел на меня и сказал: знаю и все. Я ведь наполовину серб, наполовину хорват.

Я вспоминаю об этой беседе, так отличавшейся от всего, что я увидел в тогдашней Югославии, когда человечество в очередной раз прикасается к кошмару Сребреницы и других трагедий югославской войны. Так много людей понимали, к чему может привести ситуация, если позволить восторжествовать шовинизму и неуважению к человеческой жизни — и ничего не смогли сделать, чтобы предотвратить бойню. Напомню, что лето 1989 — это время безумной речи Милошевича о «всех сербах, которые должны жить в одной державе». На Косовом поле в момент произнесения этой речи в духе Муссолини были руководители всех республик СФРЮ — интересно, понимали ли они, что новоявленный дуче подписывает в этот момент смертный приговор сотням тысяч их соотечественников, обрекает миллионы на страдания и боль?

Впрочем, когда в Кремле Путин произносил свою крымскую речь в духе Гитлера, за этим параноидальным выступлением наверняка следили многие руководители стран мира. Интересно, поняли ли они, что новоявленный фюрер подписывает в этот момент смертный приговор и их, и своим соотечественникам, обрекает людей на страдания и боль? И количество погибших и пострадавших — как и тех, кто станет жертвами новых Сребрениц — зависит только от того, как быстро и эффективно мы сумеем остановить безумца и его окружение, оттого, как быстро исчерпает свои возможности новый Рейх.

Часы смерти уже запущены.

Тревожные параллели
…новоявленный фюрер подписывает смертный приговор. Часы смерти уже запущены

ИсточникЖЖ

 

 

 

One Reply to “Тревожные параллели”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: