Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Страницы сайта

Последние комментарии

Классика жанра

Тут у Коха много слов. И я раньше, с 2014 года, много его публиковал. Последний раз буквально в октябре. Но здесь он вскрылся в качестве кремлёвских консервов. Пришлось много комментировать — Ремарки «Слова»

На титуле (в мобильной версии не отображается) – коллаж «Слова». Трудовые будни боевых украинских гусей. Перевод с мовы – «Слова»


Альфред Кох

Оппозиционность Альфреда Коха почила в бозе

Закончился двести шестьдесят первый день войны. Украинская армия вошла в Херсон. Освобожден весь правый берег Днепра. Это колоссальный успех, который сильно меняет всю ситуацию. Хотя бы потому, что теперь ВСУ могут обстреливать все дороги, ведущие из Крыма на север. Таким образом снабжение российской группировки на юге Украины становится проблематичным. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

Нужно отдать должное Суровикину. Вчера я был полон скепсиса относительно его полководческих кондиций. Но, если честно, то упражнение “эвакуация с плацдарма на большую землю 20 тыс. войск с техникой” он выполнил вполне достойно. Как не крути, но украинская разведка прошляпила его маневры. Вчера еще Резников отводил на эвакуацию россиян не меньше недели.

Чушь. Прежде всего потому, что вот это: “эвакуация с плацдарма на большую землю 20 тыс. войск с техникой” нуждается в проверке по каждому слову. И по количеству выведенных, и по «технике», а «большая земля» — это просто смех на палочке. И все «полководческие кондиции» этого мясника сводятся к успешным ковровым бомбардировкам в Сирии, где у его противника ПВО не было от слова «совсем», — Ремарки «Слова»

Наверное, так оно и было. Только отсчет этой недели начался раньше, а не вчера. И вот этот момент спецы ГУРа проморгали.

С чего бы проморгали? Всё это время в паблике открыто транслировалось, что вывод кадрового резерва и замена его на чмобиков идёт постоянно. Причём – под таким же постоянным огневым воздействиям на переправы, которые орки мастерили из говна и палок бессчётное количество раз — Ремарки «Слова»

Возможно, для этого были объективные обстоятельства. Погода плохая, видимость ни к черту, ночь, темнота… Я не буду спорить. Но факт остается фактом: большая группировка противника ушла на левый берег Днепра сохранив боеспособность. И теперь ее нужно ждать на других участках фронта. Что не есть гуд.

Да, какую-то часть зачистить не получилось. Да, это не «гуд». Но «это не ваша заслуга, это наша недоработка», — Ремарки «Слова»

Я далек от мысли, что всех их надо было уничтожить. Я не зверь какой-то и не хочу лишней крови.

Вот я тоже не зверь. Но эта кровь – не лишняя. Это была бы кровь-компенсация. Замена той, которую они теперь прольют на других направлениях. Украинскую.

А  плен им предлагали из всех утюгов. Отказались? Значит, надо было уничтожить. Полностью, и без малейших сожалений, – Ремарки «Слова».

Но окружить их и взять в плен можно было попробовать. Впрочем, и так получилось хорошо. Тем более, что техники, оружия и боеприпасов они все-таки оставили достаточно много.

Мне одному кажется, что сказанное здесь как-то противоречит панегирику, спетому выше мяснику? Ну, что, мол, “эвакуация с плацдарма на большую землю 20 тыс. войск с техникой? — Ремарки «Слова»  

Я, кстати, не падаю в обморок от подозрений в т. н. “договорняке”. А что такого-то? Не, серьезно. Это же обычное дело: командиры противоборствующих сторон сговариваются и объявляют перемирие на полдня. Например, чтобы собрать убитых и раненых. И никто не считает это предательством и изменой.

Да, такое приемлемо. А вот дальше… ну – дальше и прокомментирую — Ремарки «Слова»

И почему бы не предположить, что и тут вполне могло быть что-то в таком духе: “Слушай, генерал! Я тут собрался уходить на левый берег. Ты не против, надеюсь? Хе-хе. Я так и думал. Так вот, у меня к тебе есть предложение: ты не сильно зверствуешь и даешь мне более-менее спокойно уйти. А я тебе оставлю не взорванный вдребезги город и не буду тут сидеть еще пару месяцев. Ты ж понимаешь, что ресурсов на пару месяцев обороны у меня еще хватит. А в обороне у меня потери будут значительно меньше, чем у тебя в наступлении. Таким образом, твои солдаты не будут гибнуть в бесконечных атаках, а спокойно войдут в Херсон уже через пару-тройку дней. Лады? Я рад, что тебе понравилась моя идея. Я вижу, что ты толковый парень. Жалко, что так вышло, что мы стали противниками. Как говорится, извини, ничего личного…”

Э, нет. За этим вариантом «договорняка» стоит полное непонимание диспозиции. Украинский генерал ответил бы так. «Не-а, не согласен. И вот почему. Во-первых, я не собираюсь «наступать», так что и не мечтай о больших потерях с моей стороны. Их совсем не будет. Я удалённо, как сейчас модно, отрежу тебя от снабжения любого рода. Возьму в кольцо так, что и мышь не проскочит. Любая попытка выхода, даже голыми, не говоря уже с техникой, будет подавлена огнём на уничтожение. Выход – только с поднятыми руками и белым флагом. Тогда твои люди и ты получат право жить.

И это потому, что (во-вторых!) мне вовсе не улыбается воевать с тобой же на других направлениях. Где ты обязательно окажешься, если я тебя отпущу.

Хочешь договорняк – вот тебе договорняк. Ты выходишь с белым флагом и без оружия, во главе своей орды. А я, так и быть, не буду вас расстреливать, хотя и следовало бы – как сделали вы с нашими людьми под  Дебальцево Иловайском, дав перед этим гарантии свободного выхода.

А ещё дам тебе справку, что все вы были захвачены в бою после того, как расстреляли свой боезапас. Если такой договорняк устраивает – флаг тебе в руки. Белый. Если нет – чёрный пластиковый пакет.

Откровенно говоря, мне больше нравится, чтобы никто их вас живым не ушёл – так моей Родине спокойнее будет. Даже брать вас всех в плен – та ещё морока». — Ремарки «Слова»

Разумеется, я фантазирую. Я просто хочу сказать, что в такого рода разменах нет никакого предательства. Это просто прагматичный расчет и обоюдное желание получить тот же самый результат, только с меньшими потерями с обеих сторон.

Нет, это не тот же результат. Фантазия у Коха скудная какая-то.

Дохлый орк не может появиться с автоматом, или чем ещё, на «другом направлении» и снова убивать украинцев. Гарантировано.

А живой, даже пленный, — может. Например, ушедший домой по обмену. Так что результат – НЕ тот же, – Ремарки «Слова»

Ведь обе стороны понимают: ВСУ все равно рано или поздно вошли бы в Херсон. И россиянам неизбежно нужно было бы уходить на левый берег.

 Что значит, неизбежно? Глупости какие. У них выбор есть! Можно – на левый. Можно – в землю. Можно – в плен. Как по мне, второй вариант – оптимальный – Ремарки «Слова»

Просто к этому результату можно прийти к Новому году, и потеряв с обеих сторон тысячи солдат. А можно сейчас и с минимальными потерями. Вот и вся “зрада”.

Не, серьезно. Я не понимаю, почему так болезненно украинские комментаторы реагируют на версии о договорняке? Что в этом такого? Я, кстати, не вижу проблемы и переговоры с Россией о мире начать. В чем проблема-то?

Вот в этом и проблема. Палится Альфред Кох. Столько умных и правильных слов написал, а тут – палится. Нельзя садится ни за какой стол переговоров. И я (да не только я!) столько раз объяснял, почему этого нельзя делать, что повторять здесь не вижу смысла.

Вот если бы я считал Альфреда Коха дураком, то повторил бы, на пальцах бы ему разжёвывал причины. Но я-то его дураком не считаю. Так что уверен: он всё прекрасно понимает и без моих объяснений. И именно потому, что понимает, он палится с такими нарративами. Чисто кремлёвскими. Имперскими. Чекистскими. При этом не забывая проговарвать «Слава Украине».

Не ловимся на эту туфту, нам своё делать, — Ремарки «Слова»

Типа сказать: мы с Путиным и его шестерками вести переговоры не будем. Но формат, выработанный в ходе “зерновой сделки” нас вполне устраивает. Есть Эрдоган, которому мы доверяем. И ему же, насколько мы можем судить, доверяет Кремль. Вот и чудно. Давайте мы будем вести переговоры с ним. А он — с вами. И он будет гарант наших договоренностей. Наши условиях всем известны, и мы их уже направили Эрдогану. Так что не надо нам рассказывать, что мы не хотим переговоров. Вот вам наш ход. Теперь ваша очередь. Господин Салливан, вы теперь довольны?

Единственная гарантия любых договорённостей Украины с Помойкой – двуединая. Военная мощь Украины и членство в НАТО. Никаких других гарантий быть не может.

Надо создать ситуацию, чтобы от слова «Украина» у всех кремлёвских имперцев – нынешних и грядущих – начиналась безудержная диарея.

Вот она-то и будет «гарантия» — Ремарки «Слова»

И пусть после этого Путин объясняет, почему он не хочет переговоров с Эрдоганом. А если Путин скажет ок, я готов с Эрдоганом, то тогда он должен будет Эрдогану объяснить, что Крым – это Россия. И что он его никак не может сдать. Я думаю, что Эрдоган, который, помимо прочего, представляет еще и огромную крымско-татарскую диаспору в Турции, с интересом выслушает рассуждения Путина про то, что украинцы и русские один народ и что Хрущев совершил ошибку, а Ленин что-то там не то говорил и т.д. Объяснить Эрдогану, что этот поток сознания имеет какой-то отношение к Крыму, я думаю, будет еще сложнее, чем Зеленскому.

Но да черт с ним, с Путиным. Я смотрю сегодня на то, как жители Херсона и окружающих городов и деревень встречают украинских солдат и вспоминаю, как в самом начале войны эти люди пели украинский гимн под дулами российских автоматов и как они тогда несли украинские флаги по улицам захваченного путинской армией города…

Что ж, они дождались своих освободителей. И освободители пришли. И в этом событии есть какая-то такая сила и такая правда, что хочется жить. Что вот как-то хорошо стало на душе. Что вот правильно это, когда вот так, а не иначе. Когда справедливость торжествует, а порок – наказан.

Так-то эмоция хорошая, правильная, жизнеутверждающая. Но вот до «порок наказан» — ещё сильно далеко, – Ремарки «Слова»

Когда верность вознаграждена, а предательство – разоблачено. Когда те, кто остался верными своим казацким вольностям – встречают цветами свое войско, а тех кто их предал – хоронят в Симферополе чужие люди, которые скоро сами оттуда убегут.

Это очень важный знак, что место захоронения Стремоусова засекретили. Ведь это значит, что те, кто принял такое решение, сами не верят, что будут всегда контролировать эту территорию. И боятся, что враг, который придет сюда, надругается над могилой “героя”. Ну, в самом деле, не таскать же за собой стремоусовские мощи, как мощи какого-нибудь князя Потемкина-Таврического. Больно много чести. Проще свалить в безымянную могилу и забыть навеки: “Помер Максим, и хер с ним…”

И в качестве итога того, что произошло за эти пару дней, сегодня Байден сказал, что военный конфликт на Украине не будет урегулирован до тех пор, пока с ее территории не будут выведены российские войска. У меня сразу, как только я это прочитал, в голове возник вопрос: что Путин! Ты все еще хочешь переговоров? О чем, если не секрет? Как бы так договориться, чтобы и войну прекратить и захваченные территории сохранить за собой? Вот тебе и ответ на это вопрос: никак, мля! Хочешь мира — уходи.

И что-то мне подсказывает, что он начинает понимать: вывод войск неизбежен. А все его перелицовывания собственной конституции и вопли про “Херсон — российский город” ни на кого никакого впечатления не произвели. И вопрос сейчас стоит не о том, выведет ли он свои войска или нет: а лишь о том, когда выведет и сколько еще людей будет убито прежде, чем он это сделает.

И я хочу сказать, что здесь бы очень пригодился “договорняк”, подобный тому, что я нафантазировал по Херсону. Ты уходишь сейчас, а мы тебе не стреляем в спину. Уходи и закрой дверь с той стороны. И больше не появляйся, вояка х..ев. Многоходовочка в этот раз не удалась.

Вот-вот-вот. Все хорошие слова, на которые Кох мастер, вхлам расшибаются об этот тезис. Потому что те четыре пункта, которые предложил Киев, и которые были полностью поддержаны «семёркой», заканчиваются пунктом о наказании военных преступников. А «миролюбивое» «не стреляем в спину» этот пункт отменяет.

Так что – стреляем. И в лоб, и в профиль, и в спину, — из всего, что есть в наличии, и что ещё будет. Я – так вообще за то, чтобы ни один орк живым из Украины не вышел, только в чёрном пакете.

Потому что лечить и наказывать надо не только кремлёвских гельминтов, а всех, оравших «Крымнаш» и «путиннашпрезидент». До единого, – Ремарки «Слова»

Так что не надо отказываться от переговоров. Не исключено, что скоро вы услышите вполне конструктивные предложения от Кремля.

Вот ради таких нарративов и вскрывают самые-самые важные кремлёвские консервы! — Ремарки «Слова»

Ведь они уже сняли все предварительные условия. Разве это не прогресс?

Разумеется, это прогресс. Огромный. Но, стесняюсь спросить: а он чем был достигнут, этот прогресс? Неужели переговорами? Ах, нет?

Ну, вот и понятно – если хотим большего прогресса, то следует и дальше использовать те инструменты, которые так хорошо себя зарекомендовали! А Кох предлагает от них отказаться! – Ремарки «Слова»

А как вам чудесное превращение “шайки наркоманов и неонацистов” в “наших украинских партнеров”? Это ж любо дорого посмотреть! Я уж не говорю про эволюцию “через три дня возьмем Киев” в “непростое решение”… Тут все очень наглядно…

«Вот-вот, баба яга, правильно, баба яга, скажи это сама нашему нехорошему мальчику!»

Всё это прекрасно, и всё это достигнуто не переговорами в Стамбуле, а талантом генерала Валерия Залужного и несгибаемой волей ВСУ! Так что – пусть продолжают — Ремарки «Слова»

В конфликтах такого масштаба зло может одержать победу только над трусливым добром. Если добро мужественное – оно всегда победит. Мужество и есть сила.

А Кох тут так старается помешать ему, мужественному добру, победить… но ничего не выйдет.

Консерва он, конечно, крутая и выдержанная, но после того, как банка вскрыта, срок годности продукта сокращается очень быстро. А этот – так сразу протух, — Ремарки «Слова»

И еще путинские пропагандисты любят повторять фразу из фильма моего покойного приятеля Лехи Балабанова “Брат-2” о том, что “сила в правде”. Но применяют ее к себе. А правда-то сейчас – на стороне Украины. Вот вам и рецепт украинской силы: мужество плюс правда. Это и есть слагаемые победы.

Да-да-да. Мужество, правда, плюс куча прочих слагаемых. Но главное слагаемое всё же – ВСУ! – Ремарки «Слова»

И что из этого всего следует? А следует то, что наше дело — правое, враг будет разбит и победа будет за нами. Они думали, что будет за ними, а она будет за нами.

Слава Украине!

Вот это – золотые слова. Да и вообще у Коха, и здесь в частности, таких золотых слов навалом. Но теперь мы понимаем, кто и зачем эти слова говорит или пишет.

Что имеем в сухом остатке? Классика жанра – 90 на 10. Девяносто процентов золотых слов, которые должны придать вес остальным десяти – тем, которые жизненно важны врагу! – Ремарки «Слова»  

ИсточникФБ

Be the first to write a review

6 Replies to “Классика жанра”

    • Сурен

      А, да, спасибо, сейчас исправлю. Хотел же проверить, сомневался и — забыл. Большой материал потому как.

      • Сичкарь Виктор Александрович

        Котел был. Не было обещанного коридора, в котором расстреляли наших.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Рубрики

Полсотни последних постов