Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

okopi_5

Страницы сайта

Свежие комментарии

Поговорим о сумасшествии

Поговорим о сумасшествии
Поговорим о сумасшествии
Вот прочитал я, и даже перепостил материал Станислава Белковского «Путину бедному мозг больной свело». Не знаю уже, насколько психически здоров российский путлер – хоть и думаю, что тяжело болен, но это не моя парафия. Однако, эта публикация натолкнула меня на некоторые общие соображения. Давайте на минуточку оставим в покое Россию с ее, скажем так, неадекватным «лидером», и взглянем на вопрос чуть шире. В общем, поговорим о сумасшествии… об одном его аспекте.

Природа трудилась над человеческим организмом как минимум больше миллиона лет. Конструкция у нее получилась поистине гениальная. Но материал-то по-прежнему… так себе. И поэтому есть такой непреложный факт: люди иногда сходят с ума.

Оставим за кадром то, насколько часто это происходит. У меня нет статистики, но обилие сумасшедших домов по всему миру говорит, что не так уж редко, как нам бы хотелось.

В этой связи вопрос: а кто-нибудь из живущих на Земле семи миллиардов людей застрахован от этого? Да ни один. Но отсюда следует, что любой человек может сойти с ума, причем самым неожиданным образом. Включая и любого руководителя любой ядерной державы, да?

Пусть вероятность этого невелика. Пусть это происходит с людьми относительно редко. Вас утешит это соображение, если такое произойдет? И если сумасшедший нажмет ту самую красную кнопку на своем ядерном чемоданчике? Ведь после этого планета будет отдыхать от человеческой цивилизации пару-тройку миллионов лет. Вас утешит факт, что вероятность этого была исчезающее мала? Меня как-то не очень. Так что это, братцы, надо как-то регулировать.

Вообще, в социальной практике так повелось, что объектом права всегда становились события по факту их возникновения. Не было, допустим, автомобилей – не могли возникнуть и правила дорожного движения, и, соответственно, – административная или уголовная ответственность за их нарушение. Появились автомобили, привели к первым авариям – появились правила и ответственность.

Пока никто не угонял самолеты, не было ни в одном национальном законодательстве и статей об ответственности за это преступление. Да собственно, это и преступлением-то не являлось, так как один из трех обязательных признаков преступления – его противоправность. А какая противоправность, если это правом вообще не регулировалось? Сейчас такие статьи есть в любом национальном уголовном законодательстве.

В общем, понятно: в процессе выстраивания правовых отношений общество всегда «било по хвостам». И это было даже нормально: решать задачи по мере их возникновения. Но никогда еще человечество не стояло перед такой насущной необходимостью предвидеть и опережать постановку подобных задач, как сейчас. Потому что ни одно событие, сколь бы нежелательным оно ни оказалось, не влияло, и не могло повлиять, на существование всего человечества. А сейчас такие события стали возможны. И возможное внезапное сумасшествие любого руководителя ядерной державы как раз таким и является.

По этой причине нужны международные правовые основы для исключения, или хотя бы для минимизации подобной угрозы. Причем существующие в национальных законодательствах процедуры импичмента тут явно не годятся. Потому что все они обставлены такими сложностями, что реализовать их на практике или вовсе невозможно, или требует значительного времени и непременной огласки. А времени может не быть. И огласка тоже способна стать роковой. Люди сходят с ума очень причудливо, и порой довольно внезапно. Так что нужны другие механизмы. Или механизм.

Например, создать международный психиатрический консилиум. Группу психиатров, каждый из которых назначался бы в его состав, по одному от каждой ядерной державы, ее лучшими специалистами в области психиатрии. Причем, и это очень важно, – назначался пожизненно. Чтобы никто и ни при каких обстоятельствах не мог лишить психиатра, пока он жив, членства в этом консилиуме. Консилиум должен собираться тайно, по требованию любого своего члена, если у него возникли малейшие подозрения в отношении дееспособности любого «ядерного» политического руководителя. Консилиум рассматривает представленные коллегой соображения, и при необходимости принимает решение о прерывании полномочий политика – о «временном импичменте».

Временном, потому что для окончательного решения нужно детальное обследование, одних внешних признаков («удаленной диагностики») для этого недостаточно. Допустим, принятое консилиумом решение так же тайно направляется лицу, которое по должности является заместителем «подозреваемого», и оно обязательно для немедленного исполнения. То есть, временного отстранения первого лица государства от исполнения его обязанностей, включая в первую очередь доступ к «ядерной кнопке». После чего, уже в стационаре, производится детальное обследование, которое либо установит недееспособность, либо снимет подозрения. Отказ от обследования, на который обследуемый должен иметь право, немедленно делает временный импичмент – постоянным. Без всяких бюрократических процедур и любого участия парламента.

Само собой, что в предложенном мной механизме может оказаться сколько угодно «дырок». Само собой, что механизм может быть совершенно другим. Важно только одно: чтобы он БЫЛ. Потому что в этом случае «бить по хвостам» у человечества может просто не получиться.

А возвращаясь к путину, скажу: сейчас такой консилиум мог бы снять все проблемы, возникшие в связи с Украиной.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: