Система Orphus
Увидели ошибку-опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за помощь сайту!

Возврат на главную

Подпишитесь

Можно подписаться на новости "Слова". Поклон каждому, кто разделяет позицию сайта. RSS

Случайное фото

gruz200__06

Страницы сайта

Украину выдавливают из газового транзита

На титульном фото (в мобильной версии не отображается) – коллаж: обнимашки-целовашки престарелой канцелярин с дедушкой — серийным убийцей и международным террористом путлером и – карта предполагаемого СП-2 – Ремарки «Слова»


Александр Карпец

Украину выдавливают из газового транзитаПоследние посиделки Путина и Меркель в Берлине окончились корректировкой позиции Германии по вопросу транзита газа через Украину. Ранее Ангела Меркель категорически заявляла, что Украина и после сооружения второй очереди обходного газопровода «Северный поток» останется транзитером газа. Теперь немецкая сторона выдвинула дополнительное условие: газотранспортная система (ГТС) Украины должна быть непременно модернизирована.

Вслед за этим заявлением высказывались мнения о том, что немцы намереваются купить ГТС как можно дешевле. Но представляется, что таким образом преследуется цель если не выдавить из газового транзита, то существенно ослабить позиции Украины на начавшихся переговорах о новом контракте на транзит газа после 2019 года.

Заинтересованы в этом как Москва и «Газпром», так и европейские (прежде всего германские) корпорации, вложившиеся в сооружение «Северного потока».

Вопрос модернизации ГТС возникает не в первый раз, но далее разговоров о создании консорциума и об огромных суммах дело не продвигалось.

Впервые об этом заговорили в начале 2000-х, в период  «позднего» Кучмы и Шредера. Это были докризисные времена финансового бума, и денег тогда хватало. Речь шла о трехстороннем консорциуме с участием России как поставщика газа, Германии как крупнейшего потребителя российского топлива и Украины как транзитера газа. Организация такого консорциума представлялась вполне логичной, назывались необходимые для модернизации ГТС многомиллиардные суммы, но из этого ничего не получилось. Главной причиной стали происки Москвы, вознамерившейся пустить газовые потоки в обход Украины. Уже с января 2006 года началась череда украино-российских газовых воен. Москве подыграли германский капитал и чиновники, а бывший канцлер Германии Герхард Шредер, напомним, получил очень высокооплачиваемую синекуру в топ-менеджменте «Газпрома».

Вопрос о консорциуме вновь был поднят при «раннем» Януковиче, когда началась активная реализация проекта «Северный поток». В то время в «Нафтогазе» стоимость модернизации украинской ГТС оценивали в 5 млрд долларов. В «Газпроме» же с исконно русским размахом заявили о 20 млрд долларов, очевидно, с целью дискредитации для оправдания отказа от использования нашей ГТС.

Интерес Украины состоит в том, чтобы путем создания трехстороннего консорциума и, соответственно, вложения денежных средств и/или других активов «связать» все стороны. Это заставило бы российскую и германскую стороны отказаться от обходных путей. Идея в целом здравая, но, как видим, не сложилось… А после 2014 года консорциум с прямым участием России стал и вовсе невозможным.

Сейчас вопрос возник после встречи Путина и Меркель. Она была во многом посвящена второй очереди газопровода «Северный поток», который сейчас активно сооружается. Ввод в эксплуатацию «Северного потока-2» ожидается в течение двух лет. Если к тому же будет введен в строй «Турецкий поток» для поставки российского газа в Турцию и страны Южной Европы, то украинская ГТС может остаться «не у дел».

Москва и Берлин крайне обеспокоены тем, что США могут наложить санкции на этот проект и его участников, то есть на «Газпром», а также на ряд германских и французских компаний.

Напомним, что первая действующая очередь «Северного потока» имеет проектную мощность 55 млрд кубометров газа в год. Вторая очередь должна иметь такую же пропускную способность. Долевое участие в «Северном потоке» распределяется следующим образом: «Газпром» имеет 51%, германские Wintershall Holding и E.ON Ruhrgas — по 15,5%, голландская Gasunie и французская GdF Suez — по 9%.

Меркель не устает подчеркивать, что и после запуска второй очереди «Северного потока» транзит газа через Украину должен продолжаться.

Путин, по крайней мере на словах, не возражает против этого, но выдвигает ряд условий, впрочем, вполне ожидаемых. По его мнению, Украина должна снять претензии «Нафтогаза» к «Газпрому».

Напомним, что «Нафтогаз» продолжает принудительное взыскание с «Газпрома» по решению Стокгольмского арбитража на сумму около 2,6 млрд долларов за «недозагруз» ГТС согласно контракту на транзит газа. Некоторые активы «Газпрома» в Европе удалось арестовать, но это только начало долгого процесса с перспективой на годы. В Москве к этому относятся крайне болезненно, делают все, чтобы не платить, с механизмами реального взыскания имеются большие сложности, а потому перспективы взыскания указанной суммы пока выглядят весьма туманными. Кроме того, коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко уведомил, что «Нафтогаз» подал в Стокгольме против «Газпрома» новый иск на 11,6 млрд долларов с требованием компенсации от занижения транзитного тарифа в 2018-2019 годах.

В связи с этим отказ Украины и «Нафтогаза» от претензий, как того требуют в Москве, представляется почти невероятным.

На таком не самом благоприятном фоне появляется заявление правительства Германии, согласно которому Украина должна модернизировать свою ГТС и реформировать систему транзита газа, чтобы обеспечить долгосрочный транзит. Это заявление было озвучено Штеффеном Зайбертом, официальным представителем правительства Германии.

Это требование представляется практически столь же невыполнимым, как и снятие претензий «Нафтогаза» к «Газпрому».

Напомним, что ГТС Украины включает магистральные газопроводы протяженностью более 37 тыс. км и 71 компрессорную станцию суммарной мощностью 5400 МВт. На входе в ГТС с российской стороны ее пропускная способность достигает 288 млрд кубометров газа в год. На выходе, то есть на западных границах, — более 178 млрд кубов топлива в год, причем со странами ЕС — около 143 млрд кубов.

Итак, суммарные транзитные возможности украинской ГТС достигают 180 млрд кубов газа в год. По некоторым оценкам, их можно довести до 200 млрд кубометров и даже более. То есть  мощность украинской ГТС в пределе почти вдвое больше, чем обоих «Северных потоков», когда они будут сооружены и выведены на проектную мощность. И даже если к ним прибавить пока сооружающийся «Турецкий поток» в две нитки общей мощностью до 32 млрд кубов в год, то украинская ГТС все равно значительно превосходит по потенциалу все обходные потоки, вместе взятые.

Сейчас ГТС хорошо справляется с возрастающими потребностями по перекачке газа. В 2017 году объем транзита достиг рекордного с 2011 года уровня 93 млрд кубов, что на 13% больше, чем в 2016 году. В 2016 году транзит возрос на 23% к 2015 году — до 82,2 млрд кубов. Отметим, что по контракту «Газпром» должен прокачивать 110 млрд кубов, то есть российская сторона законтрактованную пропускную способность не использует, но при этом строит обходные «потоки».

Таким образом, строительство «Северного потока» можно считать бессмысленным, с экономической точки зрения, проектом, имеющим прежде всего сугубо политическую подоплеку по выдавливанию из сферы газового транзита Украины, которая неуклонно избавляется от влияния Москвы.

Складывается впечатление, что неожиданно всплывшее и ранее не озвучивавшееся требование немецкой стороны о необходимости модернизации ГТС также имеет сугубо политическую подоплеку. Более того, возникает подозрение, что к такой постановке вопроса вполне могла приложиться пресловутая «рука Москвы». Поэтому достаточно бессмысленно рассматривать вопрос о том, в какую сумму обойдется модернизация ГТС, которая, впрочем, действительно требует модернизации, поскольку сооружалась 40 лет назад.

Глава «Нафтогаза» Коболев недавно в эфире одного из телеканалов заявил, что ГТС прошла аудит западной компании Mott MacDonald. Установлено, что для поддержания стабильной работы ГТС при нынешних объемах транзита требуется 200-300 млн долларов, что вполне реально, если учесть, что выручка за транзит доходит до 3 млрд долларов в год. Но речь идет о текущих эксплуатационных расходах.

Если вести речь о серьезной модернизации, то средства потребуются большие. Руководство «Нафтогаза» неоднократно заявляло, что без консорциума с солидной западной компанией — покупателем российского газа модернизация ГТС невозможна. Очевидно, что если такая компания найдется, то она будет связана с Россией и «Газпромом», что может быть неоднозначно воспринято в условиях фактической войны с Москвой. Для привлечения такой компании еще в 2014 году была принята законодательная норма, позволяющая при создании оператора по управлению ГТС 49% акций в нем отдать иностранному лицу. Но и это не позволило привлечь компанию из ЕС или США.

Чтобы понять смысл внезапно возникшего требования Германии относительно модернизации украинской ГТС как условия дальнейшего транзита российского газа, следует, кроме всего вышесказанного, учесть два обстоятельства.

Прежде всего, это начало переговоров между «Нафтогазом» и «Газпромом» с участием Евросоюза и Германии о новом контракте на транзит газа после окончания ныне действующего договора с 2019 года. В условиях реализации второй очереди «Северного потока» положение Украины становится все более уязвимым. Любые дополнительные требования, особенно связанные с огромными инвестициями, объективно ослабляют её позицию на переговорах, например, в вопросе цены. Отказываться от украинского транзита Европа и Германия пока не рискуют, поскольку строительство и выведение на проектную мощность «Северного потока» далеки до завершения и резервный маршрут через Украину хотят иметь и Европа, и «Газпром». Но получить более низкие цены на транзит, удешевив получаемый газ, они стремятся. Москва более всех заинтересована в ослаблении позиции Украины, а потому к возникновению дополнительного требования Германии, повторим, вполне могла приложиться «рука Москвы», в том числе через немецкие корпорации, заинтересованные в сотрудничестве с Россией.

Следует вспомнить еще одно обстоятельство. На правительство Германии и лично на канцлера Ангелу Меркель очень сильное влияние оказывают  германские корпорации, в том числе и прежде всег те, которые участвуют в проекте «Северный поток», вложив в него значительные средства. Кроме того, нынешнее правительство Германии является местной «широкой коалицией», и, кроме ХДС Меркель, в него входит Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), которая известна своими теснейшими связями с крупным германским капиталом.

Пока трудно прогнозировать, как вопрос модернизации украинской ГТС будет развиваться дальше, поскольку налицо лишь заявление правительства Германии. Но, очевидно, в этом вопросе нас ожидает долгоиграющий увлекательный сюжет…

Источниксайт «Фраза»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Слово

Размер шрифта

Размер шрифта будет меняться только на странице публикации, но не на аннотациях

Перевести

Рубрики

%d такие блоггеры, как: